понедельник, 8 февраля 2016 г.

«Художник быстроокой». К 235-летию со дня рождения Джорджа Доу




8 февраля 2016 года исполнилось  235 лет со дня рождения английского художника Джорджа Доу (1781 – 1829).

У русского царя в чертогах есть палата:
Она не золотом, не бархатом богата;
Не в ней алмаз венца хранится за стеклом;
Но сверху донизу, во всю длину, кругом,
Своею кистию свободной и широкой
Её разрисовал художник быстроокой.

Тут нет ни сельских нимф, ни девственных мадон,
Ни фавнов с чашами, ни полногрудых жён,
Ни плясок, ни охот, — а всё плащи, да шпаги,
Да лица, полные воинственной отваги.

Толпою тесною художник поместил
Сюда начальников народных наших сил,
Покрытых славою чудесного похода
И вечной памятью двенадцатого года…

    А. С. Пушкин «Полководец»


Великий английский художник родился в Лондоне в 1781 году. Его отцом был Филипп Доу – гравёр, который совместно работал в Тёрнером и Хоггартом. Таким образом, с самого детства, будущий художник был окружён представителями искусства, что, несомненно, повлияло на его дальнейший выбор. Вначале своего творческого пути Джордж, на примере отца, тоже пытался стать гравёром, но впоследствии гравёрному делу он предпочёл живопись. Обучался в Королевской Академии художеств.


Посмертный портрет Дж. Доу (сидит), написанный его учеником Василием Голике (стоит) в окружении семьи Голике
Имя Джорджа Доу связано с созданием выдающегося патриотического историко-художественного памятника – Военной галереи 1812 года в Зимнем дворце. Это была беспрецедентная по своему замыслу затея – представить портреты всех генералов-ветеранов, руководителей крупнейших сражений. «Толпою тесною художник поместил, – как писал Александр Пушкин в стихотворении «Полководец», – сюда начальников народных наших сил, Покрытых славою чудесного похода, И вечной памятью двенадцатого года».

 Исполнено было 329 портретов, расположенных в 5 ярусов на стенах галереи. Правда, здесь не оказалось портретов некоторых активных участников Отечественной войны: одних вытеснили придворные интриги, на других пал отсвет декабрьских событий, третьи были забыты неблагодарными современниками. Цитируя строки Пушкина дальше о том, что «сверху донизу... своею кистию свободной и широкой её разрисовал художник быстроокой», необходимо внести коррективы в эти слова поэта.

Портрет Михаила Кутузова. Дж. Доу

Из более чем трёхсот портретов галереи лишь около полуторасот были созданы самим Доу (и только 76 подписных). Остальные, т. е. львиная доля их – работа русских помощников портретиста: выпускника Академии художеств В.А. Голике и крепостного художника А.В. Полякова. Их имена были забыты. Впрочем, забвение настигло и Доу, причём самым неожиданным образом. Десятилетнее пребывание этого «любимца моды легкокрылой» в России, в кругу великосветской официальной знати не оставило никаких упоминаний в мемуарах современников, так, словно его и не было. Эта его жизнь вне человеческого общения оказалась только работой, работой и работой.

Человек огромной воли, упорства, Доу поставил себе цель составить в России капитал. Путь к этому он наметил себе задолго до приезда в Петербург, но возможностей для осуществления явно не хватало. Блестяще окончив Академию художеств в Лондоне, Доу зарекомендовал себя мастером мрачно-романтических композиций, написанных с большой экспрессией, – «Бесноватый», «Негр и буйвол» и др.

Портрет Алексея Ермолова. Дж. Доу

Через десять лет после окончания Академии Доу целиком переключился на исполнение заказных портретов. В 1818 году, будучи в свите герцога Эдуарда Кентского, Доу оказался в Ахене на Первом конгрессе Священного союза. Сюда в надежде на богатые заказы съехалось много живописцев. Счастливый случай нашёл Доу: ему заказал портрет начальник главного штаба русской армии П.М. Волконский и, поражённый невиданной быстротой и блеском исполнения, представил художника императору Александру I. Так Доу получил выгоднейший заказ, о котором могли только мечтать иностранные мастера.

Весной 1818 года он приехал в Петербург. В первый год им было исполнено около 80 портретов по 1000 рублей ассигнациями, каждый за 2–3 сеанса. Вскоре для расширения «дела» Доу выписал из Англии зятя, младшего брата, гравёра Т. Райта и устроил мастерскую, где изготовлялись на продажу портреты генералов и важных особ.

Организация производства была строго налажена: Доу писал только самых влиятельных военачальников с натуры для наиболее обозримых двух нижних рядов галереи; русские мастера снимали копии в размере с портретов лиц или уже умерших, или, по разным причинам, не имевших возможности и желания приехать в столицу для позирования. Кроме того, Поляков и Голике делали бесчисленные копии портретов, написанных Доу для продажи.

Несмотря на невиданные темпы десятилетней работы, к открытию галереи (в 1828 году) не были исполнены 106 портретов. Это, впрочем, не помешало триумфу художника, ставшего членом Флорентийской, Дрезденской, Стокгольмской и Парижской академий.

Портрет Дениса Давыдова. Дж. Доу

В стилистическом отношении работы Доу не выходят за рамки английского портрета салонного типа, сохранившего некоторые черты портрета XVIII века. Известная романтизированная аффектация, подчёркнутая контрастами освещения, свободой и силой живописного исполнения, бравурность всего образного строя не кажутся в этой ситуации неуместными. Тонкие психологические градации, умение разнообразить эмоциональный и формальный диапазон официальной схемы отличают такие, наиболее выразительные работы кисти Доу, как портреты М.И. Кутузова, М.Б. Барклая де Толли, Д.С. Дохтурова, А.П. Ермолова, Я.И. Потёмкина, С.Н. Волконского и других.

Осенняя выставка 1827 года в Академии, где Доу выставил 150 портретов, оказалась последним его триумфом. Бедственное положение его русских помощников (за год они получали столько же, сколько сам Доу за один портрет), эксплуатация их труда дошли до сведения общественности. Доу пришлось уехать из России. А фантастическая история его безудержной погони за богатством закончилась прозаически: на следующий год он умер, оставив после себя миллион рублей золотом.

Джордж Доу был похоронен в крипте собора святого Павла. На похоронах присутствовало множество художников и представителей российского посольства.




Это интересно

Джордж Доу был упомянут в историческом романе В.М. Глинки «Судьба дворцового гренадёра» и показан с крайне негативной стороны. Выходил он как эксплуататор молодого русского художника, выходца из деревни, талант которого сгубил, заставляя юношу копировать чужие портреты; его работы выдавал за свои, с чего выходило, что большинство портретов мастера исполнены его подчиненными.

Эта книга, в том числе и в адаптированных форматах имеется в фонде нашей библиотеки

Балязин, В. За полвека до Бородина [Звукозапись] : повесть / В. Балязин ; читает В. Герасимов. Мальтийская цепь : роман в трёх частях / М. Н. Волконский ; читает В. Сушков. Довмонтов меч ; Завет Кирилла и Мефодия : роман / В. М. Воскобойников ; читает Ю. Заборовский, Л. Броцкая. История унтера Иванова ; Старосольская повесть ; Судьба дворцового гренадёра : повести / В. М. Глинка ; читает В. Лебедева. Именем Ея Величества : роман / В. Н. Дружинин ; читает В. Лебедева. – М. : Логосвос, 2013. – 1 фк., (86 час.45 мин.).
Глинка, В. М. Судьба дворцового гренадёра [Текст] : роман / В. М. Глинка. – М. : Детская литература , 1990. – 317 с.
Глинка, В. М. Судьба дворцового гренадёра [Шрифт Брайля] : исторический роман / В. М. Глинка. – М. : Просвещение, 1990. – 6 кн. – С изд.: Л.: Сов. писатель,1987.