вторник, 3 февраля 2015 г.

А.П. Чехов в Кисловодске. К 155-летию со дня рождения

29 января 2015 года исполнилось 155 лет со дня рождения русского писателя, общепризнанного классика мировой литературы Антона Павловича Чехова.



Я верю, что ничто не проходит бесследно и что каждый малейший шаг имеет значение для настоящей и будущей жизни
А.П. Чехов, «Моя жизнь»

Антон Павлович Чехов. Это замечательное литературное имя вошло в биографию курортного города Кисловодска.
Поначалу писатель относился к курортам «вроде Кисловодска» довольно предвзято. В письме к редактору журнала «Осколки» Н. Лейкину, восторженно отзываясь о красотах Военно-Грузинской дороги, увиденных им во время путешествия по Кавказу летом 1888 года, Антон Павлович оговаривается в отношении Кавказских Минеральных Вод: «В Кисловодске и вообще на курортах я не был. Приезжие говорят, что все эти милые места дрянь ужасная…». Но позже мнение Чехова изменилось.
В 1889 году он уже настолько заинтересовался Кисловодском, что собирался летом туда поехать. Правда, ирония ещё проскальзывает в письмах Антона Павловича. «…В июне или июле поеду в Кисловодск, где открою лавочку и буду лечить дам и девиц. Чувствую медицинский зуд. Опротивела литература», – пишет он врачу Линтваревой. Редактору-издателю газеты «Новое время» А. Суворину Чехов сообщал: «Поеду на Кавказ, где буду шарлатанить».
Намеченная в 1889 году поездка А. Чехова на курорт не состоялась, т.к. 17 июня скончался от туберкулеза младший брат писателя Николай Павлович, смерть которого Антон Павлович переживал очень тяжело.

К мысли поехать на Кавказ писатель снова возвращается только летом 1896 года. И, наконец, в записной книжке А. Чехова появилась отметка: «23 августа выехал из Таганрога, Ростов, Нахичевань. В Кисловодск приехал 24 августа». Любопытно, что здесь следует запись: «Дама с мопсом». Зоркий взгляд писателя уже успел выхватить среди курортной публики картинку для сюжета будущего рассказа «Дама с собачкой».


Мостик «Вздохов» в парке курзала. Фото 1910-х гг.
В то время при выходе с вокзала перед прибывшими в город представало великолепное здание Курзала, открытие которого состоялось незадолго до приезда Чехова. Дальше – прямая, как стрела, Тополевая аллея, готическая Нарзанная галерея и в ней колодец с кипящим нарзаном, знаменитый парк с тенистыми дорожками, речушкой Ольховкой и экзотическими Красными, Серыми и Синими камнями.
 

Тополевая Аллея напротив дома Попандопуло. Конец XIX века.
Чехов пробыл в Кисловодске неделю. Остановился он в гостинице наследников Зипалова, расположенной напротив галереи «Нарзан». Эта гостиница считалась тогда одной из лучших в городе. Сегодня на здании бывшей гостиницы Зипалова есть мемориальная доска, установленная в 1973 году.

Двоюродному брату Г. Чехову писатель рассказывал о кисловодских событиях так: «Здесь встретил знакомых, таких же праздных, как я. Ходил два раза в день на музыку, ел шашлыки, купался в нарзане, ездил на охоту. В начале сентября погода стала портиться, и я почёл за благо удрать». Далее в постскриптуме Антон Павлович восторженно заметил: «Нарзан – это удивительная штука!». (По словам доктора А. Прозоровского, Антон Павлович принял четыре нарзанные ванны). Кстати, Чехову уже не пришлось, принимая ванны, пользоваться допотопными «самоварами», в которых нагревали минеральную воду. Теперь стояли аппараты Кертинга, в них горячий пар смешивался с нарзаном.
В короткие дни пребывания Чехова в Кисловодске состоялись похороны известного кисловодчанина генерала И.И. Сафонова. При печальных обстоятельствах Чехов знакомится с сыном генерала Василием Ильичем Сафоновым, известным музыкантом.
 

Южный фасад Нарзанной галереи в конце XIX века.
Что касается походов Чехова «два раза на музыку», о которых он упоминал в письме к двоюродному брату, то, несомненно, это были посещения Раковины (так называлась летняя эстрада, построенная в виде раковины). Эта эстрада, уникальная по своим акустическим данным, считалась чудом архитектурного искусства. Здесь по вечерам играл симфонический оркестр, а днём в нижнем парке играл оркестр Терского казачьего войска.

В кисловодском парке, вероятно, произошла встреча с А.Н. Веселковским, историком литературы. Веселковский занимал тогда пост председателя Общества любителей российской словесности. Можем предположить, что состоялся разговор о Лермонтове, на то указывает пометка в записной книжке Антона Павловича.
 

Красные Камни. Фото Г. Раева. Начало XX века.
Архивные записи позволяют представлять Чехова в курортной читальне. Здесь писатель заводил беседы со смотрительницами, перечитал «Героя нашего времени», делая из него выписки. «Мы почти всегда извиняем то, что понимаем», – эту фразу из лермонтовского романа находим в его записной книжке. Он увидел упоминаемые в романе Кисловодскую крепость, ресторацию, дом Реброва, место поединка Печорина с Грушницким.
Сотрудницам читальни дал свой адрес на случай, если понадобится помощь. И действительно, помощь доктора Чехова понадобилась сыну одной из смотрительниц. Об этом можно судить по письму, написанному Е.Н. Беспаловой. Спустя шесть лет после визита в Кисловодск, доктор отзывается на тревожную просьбу.

Вместе с председателем акционерного общества Владикавказской железной дороги бароном Штейнгелем побывал Антон Павлович на охоте в окрестностях Кисловодска. Ночевали на Бермамыте (в те годы приезжие наблюдали отсюда восход солнца над Кавказским хребтом). Об этом узнаём из дневника писателя: «…28-го поездка на охоту с бароном Штейнгелем, ночевал на Бермамыте, холод и сильнейший ветер». Впечатления были потрясающими: близость Эльбруса, снежные вершины, выстроившиеся горным хребтом, пронизывающий ветер...

Общение писателя на курорте было разнообразным. Ещё по дороге в Кисловодск он встретился со своим одноклассником по гимназии Львом Волькенштейном. Известный адвокат имел в Кисловодске собственную дачу.
Судя по записям, Чехов встречался и подолгу беседовал с А.И. Чупровым, профессором Московского университета, экономистом и публицистом.
В Кисловодске Чехов встретился со старым приятелем по Москве и Мелихову врачом Н. Оболонским. Сохранилась книга А. Чехова «Повести и рассказы» с дарственной надписью «Милому Николаю Николаевичу Оболонскому, на память о турах и кабанах, убитых нами на Бермамыте в ночь под 29 августа от автора».

Пребывание писателя в Кисловодске было недолгим. Позвали неотложные дела в обратный путь, испортилась погода и по признанию самого путешественника «почёл за благо удрать». Антон Павлович покинул Кисловодск 1 сентября.

В этот день он узнал, что 1 сентября 1896 года в клубе на станции Минеральные Воды состоится представление по его водевилю «Медведь». В письме к А. Маслову, удивляясь быстроте проникновения его произведений вглубь страны, Чехов написал: «Мой «Иванов», можете себе представить, даже в Ставрополе шёл».
 

Кисловодская крепость. С акварели И. Мейера. 1843 г.
Возвращаясь с Кавказа, Антон Павлович обнаружит в своём чемодане гостиничные полотенца. Он очень обеспокоится этой находкой. Вероятно, слуги в гостинице по ошибке положили полотенца в багаж писателя. В Ростове Чехов попросит проводников поезда эти полотенца вернуть в гостиницу, сопроводив посылку запиской с извинениями. Просьба писателя была выполнена. Записка же, написанная Чеховым, была положена в деловые бумаги владетеля гостиницы. И только спустя почти семьдесят лет эта записка была случайно обнаружена! Она-то и послужила причиной исследования пребывания А.П. Чехова в Кисловодске!
А уже в следующем, 1897 году, Чехов, делясь своими планами с писательницей Е. Шавровой, писал, что собирается «побывать в Кисловодске, который нравится мне». Но вторая поездка так и не состоялась.

Книги А.П. Чехова и о нём в адаптированных форматах имеются в фонде Ставропольской краевой библиотеки для слепых и слабовидящих имени В. Маяковского.

По материалам местных периодических изданий