понедельник, 18 мая 2015 г.

Ольга Берггольц. Стихи о войне

70 книг о Подвиге

У Победы лицо не девчоночье,
а оно как могильный ком.
У Победы лицо не точёное,
а очерченное штыком.
У Победы лицо нарыдавшееся.
Лоб её как в траншеях бугор.
У Победы лицо настрадавшееся –
Ольги Фёдоровны Берггольц.

Евгений Евтушенко

Ольга Берггольц (1910 – 1975) – тонкий лирик, поэт гражданского темперамента, широко известная знаменитыми стихотворениями, созданными ею в блокадном Ленинграде. Ранние стихотворения проникнуты светлым жизнеутверждающим началом, искренностью, любовью к жизни. Настоящая известность к ней пришла в тяжёлые дни блокады, когда её тихий голос по радио зазвучал по-новому. Ежедневные радиопередачи и поэмы, посвящённые защитникам Ленинграда, давали людям силы и вселяли надежду на лучшее будущее. Именно в это непростое время она создала свои лучшие произведения: «Февральский дневник» и «Ленинградскую поэму».

Подробная биография Ольги Берггольц в статье «Мадонна блокадного Ленинграда»

Невероятная поэтическая сила О. Берггольц проявилась в период тяжелейших испытаний, выпавших на долю народа, страны – во время Великой Отечественной войны. Известие о начале войны застало Ольгу Берггольц в Ленинграде. Уже в июне 1941 года она пишет стихи о Родине:

Мы предчувствовали полыханье
этого трагического дня.
Он пришёл. Вот жизнь моя, дыханье.
Родина! Возьми их у меня!

В.К. Кетлинская, руководившая в 1941 году Ленинградским отделением Союза писателей, вспоминала, как в первые дни войны к ней пришла Ольга Берггольц, Оленька, как её все тогда называли, «обаятельный сплав женственности и размашистости, острого ума и ребячьей наивности», но теперь – взволнованная, собранная. Спросила, где и чем она может быть полезна. Кетлинская направила Ольгу в распоряжение литературно-драматической редакции ленинградского радио. Спустя самое недолгое время тихий голос Ольги Берггольц стал голосом долгожданного друга в застывших и тёмных блокадных ленинградских домах, стал голосом самого Ленинграда. Это превращение показалось едва ли не чудом: из автора мало кому известных детских книжек и стихов, про которые говорилось «это мило, славно, приятно – не больше», Ольга Берггольц в одночасье вдруг стала поэтом, олицетворяющим стойкость Ленинграда.

8 сентября Ленинград был блокирован. Из чёрных «тарелок» радио звучали патриотические песни, летели в эфир призывы, обращения. Активная пропаганда дикторов оправдала себя. Город не поддался панике. Народ верил в то, что фашисты будут с позором отброшены от стен Ленинграда. Голос Ольги Берггольц источал небывалую энергию. Она делала репортажи с фронта, читала их по радио. Её голос звенел в эфире три с лишним года, почти ежедневно обращаясь к героическому городу. Её голос знали, её выступления ждали. Её слова, её стихи входили в замёрзшие, мёртвые дома, вселяли надежду, и Жизнь продолжала теплиться.

Товарищ, нам горькие выпали дни,
Грозят небывалые беды,
Но мы не забыты с тобой, не одни,
И это уже победа.

Можно было подумать, что с горожанами беседует человек, полный сил и здоровья, но Ольга Федоровна существовала на таком же голодном пайке, как и все горожане. В ноябре 1941 года её с тяжело больным мужем должны были эвакуировать из блокадного Ленинграда, но Николай Степанович Молчанов умер от голода, и Ольга Федоровна осталась в городе.

В блокадном 1942-м она создала свои лучшие поэмы, посвящённые защитникам Ленинграда: знаменитый «Февральский дневник» и «Ленинградскую поэму». Это была удивительной стойкости женщина. Она не только решила остаться в блокадном городе, она делала всё, чтобы поддерживать ленинградцев, не давая пасть духом:

В бомбоубежище, в подвале,
нагие лампочки горят…
Быть может, нас сейчас завалит,
Кругом о бомбах говорят…
…Я никогда с такою силой,
как в эту осень, не жила.
Я никогда такой красивой,
такой влюбленной не была.
Из блокнота сорок первого года

Только в конце 1942 года её уговорили ненадолго слетать в Москву. Ольга Берггольц вспоминала: «Я не доставила москвичам удовольствия видеть, как я жадно ем… Я гордо, не торопясь, съела суп и кашу…». И при первой же возможности – назад, в Ленинград, в блокаду. Из её «московского» письма: «Тоскую отчаянно… Свет, тепло, ванна, харчи - всё это отлично, но как объяснить им, что это вовсе не жизнь, это сумма удобств. Существовать, конечно, можно, но жить – нельзя. Здесь только быт, бытие – там…».

Ольга Берггольц была внесена немцами в список лиц, подлежащих после взятия города немедленному уничтожению. Но город выстоял. Вера в победу никогда не умирала в сердцах детей и взрослых. И вот 18 января 1943 года у микрофона – Ольга Берггольц: «Ленинградцы! Дорогие соратники, друзья! Блокада прорвана! Мы давно ждали этого дня, мы всегда верили, что он будет… Ленинград начал расплату за свои муки. Мы знаем – нам ещё многое надо пережить, много выдержать. Мы выдержим всё. Мы – ленинградцы. Уж теперь-то выдержим, теперь-то мы хорошо почувствовали свою силу.

Да здравствует суровый и спокойный,
Глядевший смерти в самое лицо,
Удушливое вынесший кольцо,
Как человек, как труженик, как воин!
Сестра моя, товарищ, друг и брат,
Ведь это мы, крещённые блокадой,
Нас вместе называют – Ленинград,
И шар земной гордится Ленинградом.

Клянёмся тебе, Большая земля - Россия, что мы, ленинградцы, будем бороться, не жалея сил, за полное уничтожение блокады, за полное освобождение советской земли, за окончательный разгром немецких оккупантов».

Во всём мире люди старались услышать радиопередачи из Ленинграда, когда его сжимало безжалостное кольцо, и с самого начала блокады в эфире звучал уверенный и спокойный голос Ольги Берггольц, не оставляющий сомнения в нашей победе. Она представлялась жителям блокадного города богиней Сострадания и Надежды, говорившей с ленинградцами стихами. Потому что в иссушённом организме душа, страдающая и униженная голодом, тоже искала себе пищи.

В годы Великой Отечественной войны О. Берггольц, оставаясь в родном городе все 900 дней блокады, работала на Ленинградском радио. Часто, обессиленная от голода, она ночевала в студии, но никогда не теряла силы духа, поддерживая свои обращения к ленинградцам доверительными и мужественными стихами: «Письма на Каму», «Разговор с соседкой», поэмы «Памяти защитников» (1944), «Твой путь» (1945); сборники «Ленинградская тетрадь» (1942), «Ленинград» (1944), в которых картины блокадного города соседствуют с раздумьями о героизме, верности и любви, побеждающими страдания и смерть.

Выступления и радиопередачи 1941-1943 годов из осажденного фашистами Ленинграда после войны вошли в книгу Берггольц «Говорит Ленинград» (1946). Книге не повезло – первое издание было изъято в связи с т.н. «ленинградским делом» после разгрома журналов «Звезда» и «Ленинград». Позднее, правда, пьеса Берггольц «Они жили в Ленинграде», написанная в 1944 году, была поставлена в театре А.Таирова.

Ленинградский Совет депутатов трудящихся предложил ей сочинить надпись на Пискарёвском кладбище, которая должна быть высечена на гранитной стене. Она вспоминала, как пришла на кладбище и шла среди ещё неоформленных курганов, а не могил. «Я поглядела вокруг, на эти страшнейшие и героические могилы, и вдруг подумала, что нельзя сказать проще и определенней, чем:

«Здесь лежат ленинградцы.
Здесь горожане мужчины, женщины, дети.
Рядом с ними солдаты-красноармейцы.
Всею жизнью своею
Они защищали тебя, Ленинград,
Колыбель Революции.
Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем.
Так их много под вечной охраной гранита.
Но знай, внимающий этим камням,
Никто не забыт и ничто не забыто.

В город ломились враги, в броню и железо одеты,
Но с армией вместе встали
Рабочие, школьники, учителя, ополченцы.
И все, как один, сказали они:
Скорее смерть испугается нас, чем мы смерти.
Не забыта голодная, лютая, тёмная
Зима сорок первогосорок второго,
Ни свирепость обстрелов,
Ни ужас бомбёжек в сорок третьем.
Вся земля городская пробита.
Ни одной вашей жизни, товарищи, не позабыто.
Под непрерывным огнём с неба, с земли и с воды
Подвиг свой ежедневный
Вы совершали достойно и просто,
И вместе с Отчизной своей
Вы все одержали победу.
Так пусть же пред жизнью бессмертною вашей
На этом печально-торжественном поле
Вечно склоняет знамёна народ благодарный,
Родина-Мать и Город-герой Ленинград».

Ольга Берггольц преподала нам урок непостижимого в наши дни патриотизма. Только так, безоглядно, можно обращаться к потомству: «…Чёрт тебя знает, потомство, какое ты будешь… И не для тебя, не для тебя я напрягаю душу… а для себя, для нас, сегодняшних, изолгавшихся и безмерно честных, жаждущих жизни, обожающих её, служивших ей – и все ещё надеющихся на то, что её можно будет благоустроить…».

Смотрите фильм «К столетию Ольги Берггольц», в котором звучат стихи в исполнении Ольги Берггольц 









Берггольц, О. Ф. Запретный дневник [Звукозапись] : письма, проза, избранные стихи и поэмы / О. Ф. Берггольц ; читает И. Ерисанова. Моя жизнь / И. Бергман, А. Бёрджесс ; читает С. Репина. Дорогой длинною... / А. Н. Вертинский ; читает В. Сушков. Танец будущего ; Моя жизнь / А. Дункан ; читает С. Репина. – М. : Логосвос, 2012. – 1 фк., (78 час.4 мин.).

Берггольц, О. Ф. Избранные произведения: в 2 т. Т. 1 [Текст] : авторский сборник / О. Ф. Берггольц. – Л. : Художественная литература, 1967. – 364 с.

Берггольц, О. Ф. Избранные произведения: в 2 т. Т. 2 [Текст] / О. Ф. Берггольц. – Л. : Художественная литература, 1967. – 652 с.