понедельник, 14 декабря 2015 г.

Декабристы на Кавказе




Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадёт ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье…

А. С. Пушкин

14 декабря 2015 года исполнилось 190 лет со дня событий, произошедших на Сенатской площади в г. Санкт-Петербурге – восстания декабристов*. Почти два столетия назад представители самых известных и знатных дворянских фамилий выступили за реализацию принципов гражданского общества – свободы слова, печати, собраний, передвижений, социальную справедливость, верховенство закона во всех сферах жизни, устранение сословных ограничений.


«Восстание декабристов на Сенатской площади». К. Кольман
Однако их высоким идеям не суждено было осуществиться. Крепостная Россия не была готова к реализации подобных идей ни теоретически, ни практически. Поэтому стремление к освобождению страны, её трудового народа обернулось для его сторонников казнями, ссылками в Сибирь и на Кавказ, каторгой и тюремным заключением.

По указанию Николая I Верховный уголовный суд определил меру наказания всем участникам восстания. Всего к следствию и суду было привлечено около 600 человек. По результатам судебного разбирательства пятерых: П. Пестеля, Рылеева, С. Муравьёва-Апостола, М. Бестужева-Рюмина и Каховского, как пущих злодеев казнили. Остальных суд приговорил к различным наказаниям – к каторге, лишению чинов, разжалованию в рядовые. Самим же солдатам предстояли наказания шпицрутенами и ссылки в отдалённые гарнизоны. Во 2-й пол. 1826 осуждённых начали группами отправлять из крепостей в ссылку, в основном, в далёкое Забайкалье.

Вторым местом, принявшим декабристов, стал Кавказ.

Весь штрафной Чернисонский полк был отослан на Кавказ. Туда же сослали и некоторых декабристов-офицеров. Главная дорога на Кавказ, в штаб-квартиру Кавказского корпуса пролегала через Ставрополь – административный и военный центр Кавказской линии и Черномории.

В марте 1826 сюда перевели часть осуждённых, с сохранением офицерских чинов. В кавказские полки поступили также десятки разжалованных.

С 1829 рядовыми в Отдельный Кавказский корпус стали прибывать декабристы из Сибири: в 1829 – А.А. Бестужев, В.С. Толстой, 3.Г. Чернышёв, В.М. Голицын; в 1832 – А.О. Корнилович, С.И. Кривцов, С.М. Голицын; в 1836 прибыл К.Г. Игельстром; в 1837 – А.И. Вегелин, В.Н. Лихарев, Н.И. Лорер, М.А. Назимов, М.М. Нарышкин, Ф.В. Ордынский, А.И. Одоевский, А.Е. Розен; в 1838 – Н.А. Загорецкий, П.Д. Мозган; в 1840 – братья А.П. и П.П. Беляевы. Последним в 1848 надел солдатскую шинель Кубанского егерского полка 46-летний А.Н. Сутгоф – бывший лейб-гренадёрский поручик, переведённый из Иркутской губ.

В рядах Кавказского корпуса числились около 100 переведённых и разжалованных офицеров-декабристов. Пятая часть из них (21 чел.) не дожила до выхода в отставку, погибнув в сражениях и дальних экспедициях.

Служба ссыльных протекала тяжело. Разрешение на отставку они могли получить только при ранении, тяжёлой болезни или присвоении офицерского чина. Прошения о награде нередко не выполнялись, поскольку все наградные представления о разжалованных препровождались «на высочайшее воззрение».

В период русско-персидской (1826–29) и русско-турецкой (1828–29) кампаний Кавказский корпус ощущал недостаток в офицерах, и командующий генерал И.Ф. Паскевич использовал опыт и знания ссыльных, предоставляя им посты при штабе и в полках.

Годы, проведённые декабристами в кавказской ссылке, дали им возможность изучить прошлое, жизнь и быт проживающих на Кавказе народов. Ссыльные офицеры повлияли на провинциальное общество, передали ему подвижнический настрой. Вокруг них формировалась сочувствующая социальная среда.


А.А. Бестужев-Марлинский
Видное место в изучении местных нравов, легенд и обычаев принадлежит А.А. Бестужеву-Марлинскому.

В.Д. Сухоруков собирал и публиковал разнообразные материалы по этнографии, работал над историей казачества, проводил археологические исследования.

В.С. Толстой изучал историю религии на Кавказе в 19 в.

Военно-топографические описания различных районов выполнялись преимущественно офицерами квартирмейстерской части, непосредственным начальником которых был «прикосновенный» полковник В.Д. Вольховский.

П.А. Муханов оставил дневник своей поездки в Грузию и Карабах летом 1825, П. Бестужев – «Памятные записки 1828 и 1829 года».

В.Е. Галямин и В.С. Норов интересовались жизнью горских народов и описывали их быт и нравы.


В.К. Кюхельбекер
В.К. Кюхельбекер, служивший на Кавказе до восстания (1821–22), многое почерпнул здесь для своего творчества.

Многочисленные этнографические зарисовки Кавказа содержатся в воспоминаниях А.П. Беляева, М.А. Назимова, А.Е. Розена, В.С. Толстого, А.С. Гангеблова, Н.И. Лорера, в военно-исторических исследованиях Д.А. Арцыбашева, в письмах А.А. Бестужева, В.Д. Вольховского, К.Г. Игельстрома, Н.А. Загорецкого, братьев И.П. и П.П. Коновницыных, супругов Нарышкиных, С.И. Кривцова, М.И. Пущина, А.Н. Сутгофа, И.П. Жукова и др.

Лишь после смерти Николая I в 1855 г., проведя около 5 лет на каторге и в ссылке, оставшиеся в живых декабристы получили амнистию, вышли из каторжных казематов, но оставались на поселении в Сибири: им был запрещён въезд в центральные губернии России. Указ Александра II о восстановлении декабристов в правах вышел в 1856. К тому времени на Кавказе оставались А.Н. Сутгоф и А.А. Добринский.


А.Н. Сутгоф
В память о декабристах в Ставрополе у Дворца Гагарина оборудован сквер. Их именем названа улица на Ташле, по ней в своё время проходил Черниговский полк мятежников–декабристов. В городе именами декабристов названы многие улицы: Пестеля, Радищева и переулки: Рылеева, Бестужева, Каховского. Есть и улица Герцена (того самого, которого «разбудили**» декабристы).

Но есть поныне горсть людей
В дичи лесов, в дичи степей, –
Они, увидев падший гром,
Не перестали помышлять

В изгнанье дальном и глухом,
Как вольность пробудить опять.
Отчизны верные сыны
Ещё надеждою полны:

Так, меж грядами тёмных туч,
Сквозь слёзы бури, солнца луч
Увеселяет утром взор
И золотит туманы гор.

Из поэмы М. Лермонтова «Последний сын вольности»

Примечание

* Декабристы – так называли русских дворянских революционеров, поднявших восстание против самодержавия и крепостного права. Почти все организаторы восстания были участниками Отечественной войны 1812 г.

** Цитата В.И. Ленина из статьи «Памяти Герцена» (Социал-Демократ № 26, 8 мая (25 апреля) 1912 г.):
«Чествуя Герцена, мы видим ясно три поколения, три класса, действовавшие в русской революции. Сначала – дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию…».

Читайте также: