суббота, 1 августа 2015 г.

Давид Самойлов.«Сороковые роковые»

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые...
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

Эти ставшие уже хрестоматийными строки принадлежат Давиду Самойлову. «Где бы ни звучала эта строфа, – писал Евгений Евтушенко, – на вечере поэзии из уст самого поэта, или на концерте художественной самодеятельности, или в Театре на Таганке, или в глубине нашей памяти, – за ней сразу встаёт Время. А ведь это только четыре строчки!». Эти строки стали поэтической «визитной карточкой» целого поколения поэтов – поколения 40-х годов.

  Давид Самуилович Самойлов (1920 – 1990) – поэт и переводчик, фронтовик.

  Читайте: Давид Самойлов о себе


 В 1938–41 гг. учился в московском Институте философии, литературы и искусства. В 1941 Самойлов студентом был мобилизован на рытьё окопов, где заболел и получил отсрочку от фронта до 1943 года. Эвакуировался в Самарканд, пошёл добровольцем в военное училище, осенью 1942 попал пулемётчиком на передовую. Оборона под деревней Лодвой описана в «Старике Державине», а первый бой поэта – в балладе «Семён Андреич». И. Г. Эренбург, с которым начинающий поэт познакомился в Москве, помог ему после ранения перевестись в начале 1944 в моторазведывательную роту. Самойлов участвовал в освобождении Польши («Польских смут невольный современник...»), кончил войну в Берлине.


С военной темой связаны «Ближние страны» (1954-1959), «Снегопад» (1975), «Возвращение» (опубликовано в 1989).
Военная тема у Самойлова – итог раздумий «о судьбе поколения, о его назначении», она смыкается с «лейтенантской» военной прозой в психологизме и интересе к нравственно-философским проблемам.
Временная дистанция для осмысления войны, по Самойлову, закономерна: «И это всё в меня запало / И лишь потом во мне очнулось!..» («Сороковые»).
Нравственные представления его ровесников потребовали, чтобы они «... в сорок первом шли в солдаты / И в гуманисты в сорок пятом» («Перебирая наши даты...»).
Даже в войну общечеловеческие ценности остаются в центре внимания («Полночь под Иван-Купала...», «Семён Андреич» и др.), наряду с образом «пахаря», поскольку «главное, что открыла мне война, – это ощущение народа». В драматической сцене «Поэт и старожил» через рассказ Поэта о расстреле пленника (дословно повторяющий фрагменты мемуаров автора) показана актуальность военной памяти.

Творчество Давида Самойлова – исповедь поколения двадцатилетних, встретивших в окопах свою юность. Книга-открытие, новый, неожиданный взгляд не только на его поэзию, такую современную и своевременную, но и на саму войну, память о которой не оставляет фронтовика, снова и снова возвращая его в те роковые годы. Это не просто книга о войне – это гимн юности вопреки войне, торжество жизни над смертью и страхом. Главное для тех молодых солдат сороковых – возможность любить, встречать мирное утро и жить вопреки ожидающей тебя смерти.

«Сороковые роковые. Стихи и проза о войне» – пронзительная  книга целиком автобиографична. Все годы молодой поэт вёл дневники: создавал хронику войны, сохраняя для истории непосредственные переживания современника.

Впервые в одной книге соединились два фронтовика: поэт и художник, Самойлов и Жуков. Они дополняют и объясняют друг друга, и мысль поэта становится зрима, а кисть художника воспаряет строкой поэта. И лицо войны обретает реальность, увиденную гением двух творцов... Впервые так откровенно и доверительно поэт пишет о поиске любви на дорогах войны, преподнося нам урок человечности из тех кровавых лет, когда любовь спешила, а смерть поджидала каждое утро.








Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку...

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звёздочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, весёлый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И всё на свете понимаю.

Как это было! Как совпало -
Война, беда, мечта и юность!
И это всё в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые...
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!
1961
***
 
Если вычеркнуть войну, 
Что останется – не густо: 
Небогатое искусство 
Бередить свою вину. 
 
Что ещё? Самообман, 
Позже ставший формой страха. 
Мудрость – что своя рубаха 
Ближе к телу. И туман... 
 
Нет, не вычеркнуть войну. 
Ведь она для поколенья – 
Что-то вроде искупленья 
За себя и за страну. 
 
Простота её начал, 
Быт жестокий и спартанский, 
Словно доблестью гражданской, 
Нас невольно отмечал. 
 
Если спросят нас гонцы, 
Как вы жили, чем вы жили? 
Мы помалкиваем или 
Кажем шрамы и рубцы. 
 
Словно может нас спасти 
От упрёков и досады 
Правота одной десятой, 
Низость прочих девяти. 
 
Ведь из наших сорока 
Было лишь четыре года, 
Где прекрасная свобода 
Нам, как смерть, была близка. 

***
Луч солнца вдруг мелькнёт, как спица, 
Над снежной пряжею зимы... 
И почему-то вновь приснится, 
Что лучше мы, моложе мы, 
 
Как в дни войны, когда, бывало, 
Я выбегал из блиндажа 
И вьюга плечи обнимала, 
Так простодушна, так свежа; 
 
И даже выстрел был прозрачен 
И в чаще с отзвуками гас. 
И смертный час не обозначен, 
И гибель дальше, чем сейчас... 
1957
Семён Андреевич
С. А. Косову
Помню! Синявинские высоты 
Брали курсанты три раза подряд. 
Еле уволокли пулемёты. 
А три батальона – там и лежат. 
 
Помню! Мальчик простёрт на талом 
Снегу с простреленным животом. 
Помню ещё – о большом и малом, 
Об очень сложном и очень простом. 
 
И всё же были такие минуты, 
Когда, головой упав на мешок, 
Думал, что именно так почему-то 
Жить особенно хорошо. 
 
И ясно мне всё без лишних вопросов, 
И правильно всё и просто вокруг. 
А рядом – Семён Андреевич Косов, 
Алтайский пахарь, до смерти друг. 
 
Да, он был мне друг, неподкупный и кровный, 
И мне доверяла дружба святая 
Письма писать Пелагее Петровне. 
Он их отсылал не читая. 
 
– Да что там читать, – говорил Семён, 
Сворачивая самокрутку на ужин, – 
Сам ты грамотен да умён, 
Пропишешь как надо – живём, не тужим. 
 
Семён Андреич! Алтайский пахарь! 
С тобой мы полгода друг друга грели. 
Семь раз в атаку ходил без страха, 
И пули тебя, как святого, жалели. 
 
Мы знали до пятнышка друг о друге, 
И ты рассказывал, как о любви, 
Что кони, тонкие, словно руки, 
Скачут среди степной травы. 
 
И кабы раньше про то узнать бы, 
Что жизнь текла, как по лугу, ровно, 
Какие бывали крестины и свадьбы, 
Как в девках жила Пелагея Петровна. 
 
Зори – красными петухами. 
Ветер в болоте осоку режет. 
А я молчал, что брежу стихами. 
Ты б не поверил, подумал – брешет. 
 
Ты думал, что книги пишут не люди, 
Ты думал, что песни живут, как кони, 
Что так оно было, так и будет, 
Как в детстве думал про звон колокольный... 
 
Семён Андреич! Алтайский пахарь! 
Счастлив ли ты? Здоровый? Живой ли? 
Помнишь, как ты разорвал рубаху 
И руку мне перетянул до боли! 
 
Помнишь? Была побита пехота, 
И мы были двое у пулемёта. 
 
И ты сказал, по-обычному просто, 
Ленту новую заложив: 
– Ступай. Ты ранен. (Вот нынче мороз-то!) 
А я останусь, покуда жив. 
 
Мой друг Семён, неподкупный и кровный! 
Век не забуду наше прощанье. 
Я напишу Пелагее Петровне, 
Выполню клятвенное обещанье. 
 
Девушки в золотистых косах 
Споют, придя с весенней работы, 
Про то, как Семён Андреич Косов 
Один остался у пулемёта. 
 
И песни будут ходить, как кони, 
По пышным травам, по майскому лугу. 
И рощи, белые, как колокольни, 
Листвою раззвонят на всю округу. 
 
И полетят от рощи к роще, 
От ветки к ветке по белу свету. 
Писать те песни – простого проще 
И хитрости в этом особой нету. 

Ко дню рождения Давида Самойлова

Сайт о Давиде Самойлове


В фонде СКБСС имеются книги Давида Самойлова, в том числе и в адаптированных форматах:

Книги рельефно-точечного шрифта
Самойлов, Д. С. Избранное: стихотворения и поэмы [Шрифт Брайля] / Д. С. Самойлов. – СПб. : «Чтение» ВОС, 2000. – 1 кн. – С изд.: М.: Худож. лит.,1999.

«Говорящие» книги на кассетах
Самойлов, Д. С. Поденные записи: в 2 т. Т. 1 [Звукозапись] / Д. С. Самойлов. – М. : «Логос» ВОС, 2009. – 5 мфк., (17 час.) : 2,38 см/с, 4 доp. – С изд.: М.: Время, 2002.
Самойлов, Д. С. Поденные записи: в 2 т. Т. 2 [Звукозапись] / Д. С. Самойлов. – М. : «Логос» ВОС, 2009. – 4 мфк., (14 час.47 мин.) : 2,38 см/с, 4 доp. – С изд.: М.: Время, 2002.

Аудиокниги на флеш-картах
Прутков, Козьма.  Сочинения [Звукозапись] / К. Прутков ; читает В. Самойлов. Витязь в тигровой шкуре : поэма / Ш. Руставели ; читает В. Самойлов. Стихотворения ; Поэтические страницы / Д. Самойлов ; читает М. Казаков. Разные дни войны: дневник писателя : роман ; Стихотворения / К. М. Симонов ; читает автор ; Батый ; Чингисхан ; Юность полководца : романы / В.Г. Ян ; читают: В. Конкин, А. Клюквин. – Ставрополь : Ставроп. краев. б-ка для слепых и слабовидящих им. В. Маяковского, 2013. – 1 фк., (61 час.29 мин.). С изд.: БД СКБСС.

Плоскопечатные издания
Самойлов, Д. С. «Мне выпало всё...» [Текст] : стихи / Д. С. Самойлов. – М. : Время, 2000. – 624 с.