суббота, 1 августа 2015 г.

Ставрополье в годы I Мировой войны

1 августа – День памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне 1914-1918 годов.

Почти уж век как воевали.
Почти сто лет забыт тобой,
Хочу что б к Дате, мне сказала,
В чём провинился воин твой.

Иль не достоин я в шеренге
Героев русских гордо встать.
С «Царём, Отечеством и Верой»
Я шёл Россию защищать.

Чудское озеро, Полтава,
Бородино и Сталинград –
Дозволь добавить им по праву
Лодзь, Луцк, Сморгонь – где твой солдат

Примером мужества во Славу
Оружья русского стоял.
И погибал, не думав, в битвах,
Что Долг солдатский отдавал.

Кого спросить? Царя? Так нету.
Осталась Ты – Россия-Мать,
А что нам надо? Только Память —
Гвоздичек пару увидать…

Дмитрий Борисов
«Солдат Первой мировой. Письмо Родине»

Первая мировая война началась 1 августа 1914 года. Она продолжалась более 4 лет (закончилась 11 ноября 1918 года), в ней участвовало 38 государств, на её полях сражалось свыше 74 млн. человек, из которых 10 млн. было убито и 20 млн. искалечено. Эта война привела к крушению самых могущественных европейских государств и образованию новой политической ситуации в мире. Впервые были применены танки, авиация, корабли-дредноуты*, химическое оружие.
Царский манифест с призывом: «…и да отразит Россия, поднявшаяся как один человек, дерзкий натиск врага», военные повестки, тревожные сообщения в газетах, недолгие сборы. Отправка эшелонов под звуки разрывающего сердце марша «Прощание славянки» – так тысячи людей вспоминали о первых днях войны.

На фронт той далёкой, нынче почти забытой войны отбывали и призванные на защиту Отечества жители Ставропольской губернии. Десятки тысяч солдат-ставропольцев защищали южные границы страны, воевали на Кавказском и Юго-Западном фронтах, принимали участие в разгроме 9-го и 10-го корпусов турецкой армии, затем в Брусиловском прорыве.

Горькую судьбу разделили и кадровые военные, и казаки, и неподготовленные к боевым действиям бывшие крестьяне, ремесленники, чиновники, студенты, гимназисты. В числе прочих со Ставропольского железнодорожного вокзала в августе 1914-го на германский фронт отправился в полном составе 83-й Самурский пехотный полк, до войны расквартированный в губернском центре. Осетинский конный дивизион, который воевал в Закавказье против турецких войск, а в Галиции, Румынии и Польше – против немцев и австрийцев.

Спустя год в Закавказье была направлена 598-я Ставропольская пешая дружина. На Юго-Западном фронте (на территории Украины) в боях с австро-венгерскими армиями участвовал Туркменский санитарный отряд, сформированный в Ставропольской губернии.

В условиях начавшейся войны крестьяне губернии более жёстко стали выражать недовольство земством**, отказываясь уплачивать окладные платежи. Никакие уговоры не действовали. Уже в первые дни войны дело дошло до открытых выступлений против земства. В селе Пелагиада Ставропольского уезда развалили строящуюся земскую школу. Виновных установить не удалось. Мобилизованные в селе Александровском разграбили винно-водочный склад. Полиция оказалась бессильной им противостоять.

12 августа 1914 г. император Николай II в целях обеспечения порядка объявил губернию на военном положении. Во время войны усилившиеся социальные изменения, приток населе-ния на Северный Кавказ, развивавшиеся миграционные процессы способствовали дальнейшему обострению общественных и экономических противоречий.

В 1916 г. самый драматический период истории России ставрополь-ским губернатором был назначен Сергей Дмитриевич Оболенский. В чине полковника русской армии он служил при генеральном штабе Кавказских войск в Тифлисе.

По его инициативе и при его участии в Ставрополе на территории бывшей ватной фабрики Муратова в южной части ярмарочной площади, примыкающей к мельнице Гулиева, был устроен огромный консервный завод. Здесь по заказу правительства на нужды армии начали изготовлять мясные консервы ежемесячно отправлялось от 15 до 19 тыс. голов крупного рогатого скота, тысячи тонн первоклассной ставропольской пшеницы и муки.

Вместе с тем жизнь в губернии стремительно дорожала. Попытки гу-бернатора установить твёрдые цены на товары первой необходимости и продукты питания привели к тому, что они стали исчезать с торговых лавок и перекочёвывать на чёрный рынок. По губернии прокатилась волна погромов, когда солдатки, беднейшие слои населения с примкнувшим к ним уголовным элементом начали громить купеческие торговые дома, лавки.

Ставропольская губерния продолжала жить неспокойной жизнью. В Ставрополе все заводы и фабрики выпускали продукцию для армии. На чугунолитейном заводе Руднева и Шмидта изготовляли гранаты и мины местного самоучки Миронова, обладавшие по тем временам огромной разрушительной силой. Винокуренный завод братьев Дёминых перестроили под кожевенный завод, где начали выпуск не только кожи, но и солдатских сапог. Производством походных кухонь и подков для лошадей занялось вновь образованное товарищество «Эргард, Мокин, Пономарёв и К°». Появился ещё один заводик Петра Парадного по изготовлению ручных гранат.

По инициативе князя Оболенского начались переговоры об открытии в Ставрополе суконной фабрики для изготовления шинельного сукна. Из Персии, куда вошли русские войска, в Ставрополь начали поступать чесальные и прядильные машины. Завод должен был выпускать и гражданское сукно, а также пряжу шерстяную, разные сукна и суровье. Однако пуск завода произошёл лишь в начале 1918 г.

Полным ходом шли завершающие работы по устройству Туапсинской железной дороги, проложившей путь от Ставрополя до Армавира. Она была создана по проекту инженеров А. Лашем и И. Годзевич и открыта в 1916 г.
Связующим звеном фронта и тыла были письма, которые шли с фронта  к родным местам с пометкой «Из действующей армии». В конвертах без марок написанные в окопах и лазаретах, карандашом и чернилами, грамотно и не очень эти долгожданные весточки зачитывались всем родным и береглись как семейные реликвии.

В Ставропольском государственном краеведческом музее благодаря одному из его основателей – Г. Н. Прозрителеву сохранилась уникальная коллекция фронтовых писем 1914–1916 гг. Через десятилетия мы слышим голоса живых свидетелей эпохи. Простые солдатские послания начинались обычно так: «Во первых строках моего письма спешу уведомить Вас, что я жив и здоров, чего и Вам желаю от господа Бога». Перечислялась вся многочисленная родня, всем передавались низкие поклоны, пожелания здравия и счастья каждому составляли почти всё содержание письма. Конечно, у бывших крестьян, призванных на войну в самый разгар полевых работ, душа болела о делах хозяйственных, об урожае: «Как собрали хлебушко?» – спрашивали они у родных.

В начале службы первые яркие впечатления новобранцы получали от выданного обмундирования. Из письма урядника Гавриила Ивановича Есютина: «Прикомандировали нас во 2-й Дагестанский полк, справили нас очень хорошо, по две черкески, такие, как у казаков, по одному бешмету, вроде поддёвок, жёлтые шапки, сапоги, шашки, кинжал, бурку, седло и лошадь. По окончании войны командир говорит, это пойдет в собственность». Фалалей Михайлович Тебякин тоже похвалился: «Выдали нам мундиры, шинели, фуражки и шаровары, как у Самурского полка». Те, кто попал на Западный фронт в ненастную осень и зимой, просили в письмах: «Пришлите сапоги и чулки или онучи и пару или две пары перчаток тёплых и полушубок».

Зная, что существует военная цензура, на боевых действиях внимание в письмах не заостряли. Рассказать страшную окопную правду можно было только при встрече. Победы чередовались с поражениями и отступлениями. Жестокая война требовала всё новых и новых жертв. Известно, что после года ведения боевых действий, к середине 1915-го, был почти полностью выбит кадровый офицерский корпус. Между тем, шли воевать «За Веру, Царя и Отечество», с искренней уверенностью в скорой победе. Вот как рядовой солдат русской армии Михаил Егорович, уже побывавший не в одном сражении, убеждал в письме своего дядю: «Дела у нас идут успешно. Германца мы бьём так, что он не управляется доставлять войска против нас… … его бронированная сталь и железный кулак скоро покорятся нашей матушке России».

Ставрополье знаменито и своей уроженкой – Риммой Михайловной Ивановой, родившейся в городе Ставрополе, закончившей здесь Ольгинскую женскую гимназию, работавшей в местном госпитале в годы Первой мировой войны, а затем добровольно отправившейся на фронт сестрой милосердия. Во время одного из боёв девушка заменила погибших командиров и повела в атаку отступающих солдат. Была смертельно ранена и посмертно награждена орденом Святого Георгия-Победоносца, самой почётной воинской наградой России. Об этом подробнее читайте здесь.

Несколько интересных сведений приводит в своей книге «Ставропольский край в истории России» Алексей Кругов.
Так, за годы Первой мировой войны на фронт были мобилизованы 154,7 тысячи ставропольцев, а всего по Северному Кавказу – 377 тысяч. В губернских газетах регулярно публиковали «скорбные списки» погибших, раненых, пропавших без вести.

На начало 1915 года на территории губернии и в городах Кавказских Минеральных Вод действовало более 40 госпиталей, в которых лечилось около 13 тысяч фронтовиков. Рядовые жители, купцы, промышленники, церковь вносили свой вклад в организацию попечительств «для помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям».

В период Первой мировой войны многие священнослужители обращались к своему руководству с просьбой отправить их в действующую армию. Настоятель Дмитриевской церкви села Летницкого Ставропольской губернии священник Вячеслав Запорожцев обращаясь к архиепископу Ставропольскому и Екатеринодарскому Агафодору, писал следующее: «Имея искреннее желание послужить своими силами церкви и Родине в настоящее тяжёлое время, покорнейше прошу архипастырского благословения и разрешения Вашего на поступление священником в одну из воинских частей действующей армии…».

Тридцать послушниц Иоанно-Мариинского женского монастыря города Ставрополя изъявили желание работать в качестве сестёр милосердия на фронтах Первой мировой войны. Среди них Мария Татаренкова, Прасковья Лавлинская, Матрона Бережнова, Анна Звягинцева, Софья Волкова и другие. На созданных в Ставрополе курсах сестёр милосердия учились девушки из весьма известных, высокопостав-ленных ставропольских семей: Елена Мовилло, в девичестве Янушевич, дочь губернатора, дочери генерала Мачканина, Праве, Алафузова и других. Окончив курсы, они работали в госпиталях.

В Ставрополь раненых солдат и офицеров Первой мировой войны доставляли в крупнейший для своего времени лечебный центр всей губернии, расположенный по ул. Параллельной (сегодня ул. Ломоносова).

Завершить исторический экскурс хочется стихотворением тольяттинского поэта, подполковника запаса Дмитрия Борисова «На германца!». Оно посвящено памяти солдат и офицеров Первой Мировой войны, уроженцев г. Ставрополя (ныне г. Тольятти) и Ставропольского Уезда.

Городок не великий на Волге,
Сёла те же, Российский пейзаж,
Ты мой Ставрополь – тихий и долгий,
Ставропольский уезд – то же наш.

Провожал на Войну, на Победу,
На германца, в далёких краях
За Россию, Царя и за Веру,
За Отечество пасть на фронтах

Горожан, хлеборобов, студентов,
Гимназистов – вчерашних мальцов,
Обернувшись в шинельную серость,
В цвет таких же, как наш, городов.

Бились доблестно, честно, с отвагой
Супостата встречали в штыки,
И рубили не в счёт, а во Славу
Ставрополья солдаты, полки.

Нам не счесть поименно Героев,
Земляков из Великой войны,
Только Память вернуть для достойных
Можешь Ты!
Может Он!
Можем Мы!!!


* Построенный в Англии в 1906 году новый тип линкора «Дредноут», имя которого стало нарицательным для всех линейных кораблей этого класса, превзошёл по технической мощи распространённые в то время  эскадренные броненосцы. Вскоре большинство морских держав перешло к строительству подобных линкоров, и в дальнейшем мощь флота того или иного государства стала измеряться количеством кораблей дредноутного типа.

** Земства (земские учреждения) – выборные органы местного самоуправления (земские собрания, земские управы) в Российской империи.