понедельник, 8 августа 2016 г.

Русская сказка живописи Аполлинария Васнецова




Услышав фамилию Васнецова, все, как правило, вспоминают только одного, старшего из двух братьев-художников – Виктора Михайловича. Слава его картин на былинные и сказочные темы словно затмила работы его младшего брата – Аполлинария Михайловича Васнецова (1856-1933). Современники в этом отношении были более справедливы: отдавая должное заслугам и вкладу в русское искусство Виктора Васнецова, они никогда не умаляли заслуг и талантов Аполлинария.
Знаменитый оперный певец Ф. Шаляпин написал о них замечательные слова: «Поразительно, каких людей рождают на сухом песке растущие еловые леса Вятки! Выходят из вятских лесов и появляются на удивление изнеженных столиц люди, как бы из самой этой древней скифской почвы выделанные. Массивные духом, крепкие телом богатыри. Такие именно были братья Васнецовы... Сухая сила древней закваски жила в обоих Васнецовых». Аполлинарий вошёл в художественную жизнь России несколько позже Виктора, но вырос в самостоятельного крупного художника, стал автором многих значительных и интересных произведений.


Аполлинарий Васнецов родился 6 августа 1856 года в селе Рябове Вятской губернии в семье священника. Уже в детстве он увлёкся рисованием. Когда мальчику исполнилось 10 лет, умерла его мать, а ещё через 4 года он потерял и отца. В это время Аполлинарий учился в Вятском духовном училище, но к карьере священнослужителя не стремился. Для их отца этот выбор учебного заведения был единственной возможностью дать детям образование – детей священников туда принимали бесплатно. Но учёба была строгая, формальная и безрадостная.
Его брат Виктор, в то время студент Петербургской Академии художеств, заметив влечение Аполлинария к искусству, определил его брать частные уроки у польского художника Эльвиро Андриолли (участника польского восстания 1863 года, сосланного в Вятку).

С. Малютин. Портрет Аполлинария Васнецова, 1914 (Третьяковская галерея, Москва)
Сын А. Васнецова в своей книге «Страницы прошлого» пишет: «Об Андриолли отец всю жизнь вспоминал с любовью и благодарностью не только за его уроки рисования, но и за стремление к честности, свободе и справедливости, которые заложил в нём ещё в ранней юности этот прекрасный человек».
Но всё-таки главную роль в художественном развитии Аполлинария сыграл родной брат Виктор. «Я и художником-то стал только потому, что в детстве видел его рисунки и работы»,– утверждал он впоследствии.

В Петербурге

После окончания в 1872 году духовного училища юноша отправился к брату в Петербург, где прожил три года. Виктор надеялся, что Аполлинарий сможет получить там профессиональное художественное образование. Но, к сожалению, это не случилось: не имея диплома о среднем образовании, А. Васнецов не смог поступить в Академию художеств. Тем не менее три года, проведённые им в Петербурге рядом с братом Виктором, дали ему огромный жизненный и художественный опыт.
Это было замечательное время – начало настоящего расцвета русского искусства. Уже было организовано независимое объединение художников – Товарищество передвижных художественных выставок («Передвижники»), устраивались многочисленные выставки, которые вызывали большой интерес публики. Художники встречались, вели бурные дискуссии, проводили домашние вечера. Благодаря Виктору, Аполлинарий имел возможность присутствовать на многих интересных мероприятиях. Он посещал выставки, видел произведения знаменитых художников, часто бывал в их мастерских. Он наблюдал, как И. Репин пишет замечательную монументальную картину «Бурлаки на Волге», как скульптор М. Антокольский лепит голову Петра I для памятника в Кронштадтском порту.
Этот опыт также помог понять, как много недостаёт ему самому, чтобы соответствовать этому уровню, и дело было не только в нехватке художественного опыта и мастерства, но и в недостатке общих знаний. Аполлинарий принял решение заниматься самообразованием. С большим увлечениеми настойчивостью он начал изучать историю, русский язык, физику, математику и географию. Земляки-студенты, друзья Виктора активно помогали ему в этом. Пригодились ему и личные качества, которые были воспитаны ещё отцом: терпение, усидчивость, умение самостоятельно работать.
Для творческого развития художников большое значение имели домашние встречи и собрания, которые были популярны в то время. Так, например, на «средах» в семье знаменитого химика Д. Менделеева бывали все известные художники этого времени – И. Крамской, И. Репин, В. Суриков, И. Шишкин, А. Куинджи. Там часто велись увлекательные и горячие дискуссии.
Другие собрания проходили у самих художников: И. Крамской приглашал на «четверги» в свою «Артель художников». Беседы эти волновали мысли и чувства участников, заставляли думать, по-своему обогащали каждого. На таких встречах художники общались, работали, учились друг у друга.
Любили художники и «субботы» у Н. Ярошенко, любили и самого гостеприимного хозяина, «тонкого, чуткого, всепонимающего, проницательного». Часто собирались на квартире у И. Репина в его огромной мастерской. Там рисовали натурщиков, которыми часто были сами художники. А иногда проходили костюмированные вечера, на которых веселились и плясали.
И. Репин изобразил начинающего художника Аполлинария среди певчих в картине «Крестный ход в Курской губернии», М. Нестеров написал с него этюд к картине «Юность Преподобного Сергия», М. Врубель создал выразительный графический образ молодого Васнецова.
В этот мир погрузился А. Васнецов. «От всего этого часто кружилась моя голова, трепетало сердце, как от густого, насыщенного кислородом, воздуха хвойных лесов моей родины», – вспоминал позднее художник.
Для Аполлинария это было время поисков и колебаний. Устремления молодого человека были разнообразными: его привлекали и изобразительное искусство, и литература, и геология, и астрономия, и преподавание. Тогда победило последнее.

Учительство в Вятке

В 1875 году, после возвращения в Вятку, Васнецов сдал экзамен на звание народного учителя, решив просвещать народ и работать сельским учителем. Жизнь скоро развеяла его иллюзии. Он увидел бесплодность своей учительской деятельности, ощутил одиночество и оторванность от крестьян, которые не понимали его.
Эта работа не принесла ни реальных результатов, ни удовлетворения, а главное – подорвала моральные и физические силы молодого человека. Он был вынужден писать брату Виктору в Москву. В письме Аполлинарий просил помощи и выразил желание вновь вернуться к искусству. Ответ Виктора был очень краток – он выслал по почте железнодорожный билет до Москвы и пару новых сапог. Именно 1878 г., год своего приезда в Москву (Аполлинарию было в то время 22 года), он впоследствии считал началом своей художественной биографии.

Путь к вершинам (Москва)

Братья Васнецовы поселились недалеко от центра города, около Остоженки, на Кокоревском подворье, выходившим в сторону Кремля. Приехав в Москву, Аполлинарий некоторое время осматривался, помогал брату в бытовых вопросах, много гулял, изучая город. Постепенно у него начал пробуждаться интерес к московской архитектуре. Любимой его прогулкой было «кружение вокруг Кремля».
Но, помимо бытовых и творческих задач, много сил и времени отнимали поиски заработка. Материальное положение братьев было по-прежнему очень затруднительно. Как и многие художники той поры, Аполлинарий начал активно сотрудничать с издательствами: он делал иллюстрации в «Газете А. Гацука», в журналах «Всемирная иллюстрация», «Живописное обозрение». В художественном отношении такая работа была ему не интересна, он осознавал недостаточность своего мастерства в рисунке и воспринимал эти задачи как «тяжёлый камень» на сердце.

А. Васнецов «Вид усадьбы. Ахтырка», нач.1880-х (Частное собрание, Москва)
Начиная с 1882 года вместе с братом Аполлинарий принимал активное участие в жизни Абрамцевского художественного кружка Саввы Ивановича Мамонтова, где он познакомился и подружился с В. Суриковым, В. Поленовым, В. Серовым, К. Коровиным, М. Врубелем, М. Нестеровым и другими.
Савва Иванович Мамонтов был человек не только состоятельный, но и яркий, творческий, хорошо разбирался в искусстве. Он не собирал, подобно П. Третьякову, художественной коллекции, а тратил большие средства на реализацию различных художественных проектов, привлекал к себе талантливых художников, активно помогал им.

А. Васнецов «Ахтырка»,1880 (Мемориальный музей-квартира А.М. Васнецова, Москва)
Дом С. Мамонтова на Садовой в Москве и его подмосковная усадьба Абрамцево заняли важное место в истории развития русского искусства рубежа XIX–XX вв. Они стали настоящим творческим центром, местом, которое способствовало появлению многих выдающихся произведений русского искусства этого периода. «Абрамцевская среда художников, около которой я рос и развивался, блистала звёздами первой величины»,–вспоминал А. Васнецов.
В 1882 г. братья Васнецовы на лето сняли дачу в местечке Ахтырка, недалеко от Абрамцева, где проводили лето Мамонтовы. Каждый вечер они встречались за чайным столом и с самими гостеприимными хозяевами, и с их многочисленными гостями – В. Поленовым, М. Антокольским, И. Репиным и художественной молодёжью. Все вместе принимали участие в домашних спектаклях и весёлых костюмированных представлениях. Ежедневно художники выходили на природу на этюды.
Работа рядом, «локоть к локтю», с заслуженными художниками (И. Репин, В. Поленов, М. Нестеров, В. Васнецов), и в особенности с молодыми (В. Серов, К. Коровин, И. Остроухов), стала для А. Васнецова настоящей «школой живописи», своеобразной «Академией художеств».
Впоследствии Васнецовы жили и работали летом непосредственно в Абрамцеве, для художников была построена специальная мастерская «Яшкин дом».
Появляются картины, отражающие неповторимый почерк художника: «Ахтырка» (1880), «Вид усадьбы. Ахтырка» (нач.1880-х), «Берег залива. Териоки» (1881), «Серенький день» (1883), «Абрамцевские дали» (1880-е гг.) и др. Постепенно мастерство А. Васнецова возрастало, и он начал показывать свои произведения на экспозициях Товарищества передвижных художественных выставок.

А. Васнецов «Серенький денёк» («Серенький день»), 1883 (Третьяковская галерея, Москва)
В 1883 г. П. Третьяков приобрёл первую картину А. Васнецова в свою коллекцию – «Серенький день». Это был незатейливый пейзаж, изображавший косогор и уходящую по нему вверх тропинку. Но представлен он был живописно, мягко и поэтично. Покупка П. Третьякова ознаменовала как бы официальное признание таланта и мастерства художника.

А. Васнецов «Родина», 1886
Постепенно в его работах всё яснее начинают звучать эпические ноты. Впервые они проявились в картине «Родина», написанной в 1886 году. В изображении обычного вида русской природы с полями, домиками крестьян и сельской церквушкой живописец сумел выразить сложную идею времени. Он показал одновременно и убогость, и значительность жизни крестьян на этих просторах.

А. Васнецов «Сумерки», 1889 (Киевский музей русского искусства)
 В 1889 году была закончена картина «Сумерки». Аполлинарий Васнецов считал её лучшей работой 1880-х годов. В письме киевскому меценату И. Терещенко, который приобрёл это произведение в свою коллекцию, он писал: «Сумерки считаю всё-таки лучшей картиной из всего, что я сделал до сих пор».
 ...Наступают сумерки. Мягкие холмы спокойно уходят вдаль за край горизонта, откуда, сгущаясь, медленно подступает темнота. Кое-где разбросаны редкие деревья, и только одно из них – старый могучий дуб – мощно возвышается на среднем плане, чётко вырисовываясь своим силуэтом на фоне темнеющего, но ещё светлого неба. Фигура сидящего на переднем плане путника видна со спины. Поза его полна раздумья. Взгляд направлен в глубину, и зритель чувствует, как оттуда, издалека надвигается ночь. Уже замерцали вдали первые робкие огоньки, но на переднем плане ещё светло.

Путешествия: Киев, Урал, Крым, Кавказ, Европа

Как человек А. Васнецов был скромный, даже застенчивый, но впечатлительный и любознательный. Он не любил сидеть на одном месте, много путешествовал. Он побывал на Украине (летние поездки к Виктору Васнецову в Киев в 1885-1892), в Крыму (1885-1886 гг., 1924), на Кавказе (1895) и в Европе (Франция, Италия, Германия, Швейцария в 1898-1899 гг. и 1912). Каждая поездка обогащала его как художника. Из них он всегда привозил большое количество этюдов и новых картин.

В 1885 году Аполлинарий отправился в Киев, где Виктор в то время выполнял росписи стен Владимирского собора. Этот город так понравился художнику, что он ещё не раз приезжал, стараясь задержаться там подольше. Особенно его привлекала красота украинской природы: высокие пирамидальные тополя, разливы Днепра, живописные заднепровские дали.
Во время этих поездок художник выполнил множество рисунков, набросков. Наиболее известны этюды «Луг. Бровары» (1885, Московский университет), «На берегу Днепра» (ок. 1885, Третьяковская галерея, Москва), «Дома, освещённые солнцем» (собрание В. Васнецова, Москва).
Южная природа произвела на Васнецова сильное впечатление, которое он выразил с работах «Тополь (Тополь над Днепром)» (1887, музей-усадьба В.Д. Поленова), «Днепр перед бурей» (1888, Государственный художественный музей Белоруссии, Минск), «Весенняя тишь» (1890, Государственный художественный музей Белоруссии, Минск). За «Тополь» он был избран членом Товарищества передвижных художественных выставок, а за «Весеннюю тишь» получил первую премию Московского общества любителей художеств.
 

А. Васнецов «Днепр перед бурей»,1888 (Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск)
В 1889 году А. Васнецов впервые посетил Крым, Магарач, где прожил 5 месяцев. Он совершал долгие прогулки по побережью и гористой местности, не расставаясь с альбомом и карандашом и постоянно выполняя зарисовки наиболее живописных мест.

А. Васнецов «Утро у Байдарских ворот» (1890, Краевой музей изобразительных искусств, Ставрополь)
Известно, что он бывал у Байдарских ворот, на Чатырдаге, Аюдаге, дважды поднимался на Ай-Петри. Он выполнил множество этюдов, однако создал по ним всего 3 картины: «Ифигения в Тавриде» (1889–1890, Мемориальный музей-квартира А.М. Васнецова, Москва), «Утро у Байдарских ворот» (1890, Краевой музей изобразительных искусств, Ставрополь) и «Элегия» (1893, собрание В.А. Васнецова, Москва), которую художник в 1900 году послал на Всемирную выставку в Париж.
 

А. Васнецов «Элегия», 1893 (собрание В.А. Васнецова, Москва)
Но особенно плодотворна оказалась его поездка на Урал (1890-1891гг.). Своему другу-художнику Н. Хохрякову Аполлинарий писал: «Я всё-таки южанином в природе не буду и не изменю милому, тихому северу, располагающему своими пейзажами на размышления». Уральская природа, её хвойные непроходимые леса, хребты, увалы – всё напоминало художнику его родной вятский край, – но всё было более величественно и грандиозно.

А. Васнецов «Горное озеро. Урал» (1892, Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск)
Несколько лет эта тема занимала его, и на передвижных выставках1891–1895 гг. А. Васнецов показывал свои уральские пейзажи. Они были очень успешны. Среди них наиболее значительные: «Тайга на Урале. Синяя гора» (1891, Третьяковская галерея, Москва), «Горное озеро. Урал» (1892, Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск), «Оренбургские степи» (1893, Областной художественный музей, Вятка), «Сибирь» (1894), «Озеро в горной Башкирии. Урал» (1895, Русский музей, Санкт-Петербург), «Кама» (1895, Третьяковская галерея, Москва), «Северный край» (1899, Русский музей, Санкт-Петербург) и др. По своим мотивам эти работы А. Васнецова напоминают пейзажи И. Шишкина. Родом из тех же мест, что и Васнецовы, Иван Иванович Шишкин любили не раз писал могучие хвойные леса и реку-красавицу Каму.

А. Васнецов «Кама» (1895, Третьяковская галерея, Москва)
 Природа давала художнику впечатления, которые он мог воплотить в сложные романтико-символические образы. Такова картина «Элегия» (1893) и навеянная воспоминаниями о Крыме. Состояние вечерней сумрачной природы навевает особое ощущение грусти и одиночества. Это было живописным выражением модных тогда настроений «конца века», в которых звучали разочарование, тоска и обречённость. Поэтические параллели подобным переживаниям можно найти у Валерия Брюсова:

Мне снится прошлое. В виденьях полусонных
Встаёт забытый мир и дней, и слов, и лиц.
Есть много светлых дум, погибших, погребённых, –
Как странно вновь стоять у тёмных их гробниц
И мёртвых заклинать безумными словами!
О тени прошлого, как властны вы над нами!

Отголоски подобных настроений есть и в других философски-романтических работах Васнецова, таких, как «Северная элегия» (1897) или «Отзвуки минувшего» (1901).

В 1895 году А. Васнецов посетил Кавказ. Он некоторое время жил в Дарьяльском ущелье на станции Казбек, поднимался на Малкский ледник Эльбруса, побывал в Тифлисе и Кахетии. Во время этого путешествия он не только писал этюды, но и вёл дневник, в который записывал все свои впечатления о природе. Наиболее заинтересовавшие его места он описывал с потрясающей живописностью и дополнял словесные описания рисунками. Он писал: «После Урала и Крыма Кавказ произвёл на меня своим величием неотразимое впечатление. Снежные вершины и ледники, то теряющиеся в движущихся громадах облаков, то ослепительно блестящие на синеве неба, ущелья, пропасти, скалы, освещённые кровавым заревом заката, степные предгорья, как гигантские застывшие волны…».
Результатом этой поездки стали пейзажи «Казбек» (1895, Третьяковская галерея, Москва), «Эльбрус перед восходом солнца» («Эльбрус», 1896,  Кабардино-Балкарский музей изобразительных искусств, Нальчик), «Кавказ» (1896, Московский университет), «Дарьял» (1897, местонахождение неизвестно), «Пустыня гор» (1897, местонахождение неизвестно) и другие произведения.
Огромное впечатление на художника произвела природа Кавказа. «Поездка на Кавказ, – писал он, – дала мне возможность видеть проявления стихийных сил природы в их кульминационном пункте. Нагромождённые друг на друга скалы, пропасти, вечные снега и тучи, ползущие по скалам, дали мне темы для картин».
 

А. Васнецов «Красные скалы в Кисловодске», 1895
Маршрут следующей поездки Васнецова пролегал по Европе. Он планировал посетить Париж и Италию, где у него, наконец, появилась бы возможность изучить западную живопись. В 1898 году он приехал в Париж и снял мастерскую неподалеку от латинского квартала, намереваясь подготовить несколько работ к Весеннему салону 1899 года.
Он представил работы «Сумеречный ветер» (1899, Областной художественный музей, Вятка) и «Старорусский город» (1899, Областной музей изобразительных искусств, Архангельск), но они не были приняты, возможно, потому, что мастер писал картины в тёмных тонах, тогда как европейские художники стремились высветлить палитры. Сам Васнецов впоследствии вспоминал: «Если бы в бытность мою в Париже я не ”просветлел“ под влиянием французского искусства, то остался бы навсегда ”чёрным художником“».
Из Парижа Васнецов отправился в Рим, затем посетил Неаполь, Помпеи, Флоренцию и Венецию, где внимательно изучал искусство прославленных мастеров прошлого. Во время этой поездки он написал множество этюдов.
В 1900 году Васнецов снова посетил Париж и экспонировал в Салоне работы «Сибирь», «Московский Кремль», «Элегия» и «Избушка на курьих ножках». На этот раз его работы были приняты и выставлены в Русском отделе. За две последние картины художник даже был награждён серебряными медалями.
По возвращении в Россию А. Васнецову по представлению И. Репина, В. Поленова и Е. Волкова Аполлинарий Васнецов получил звание академика петербургской Академии художеств. Вскоре он начал преподавательскую деятельность в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. (Художник оставался преподавателем вплоть до закрытия училища, которое произошло в 1918 году.)
 

А. Васнецов «Озеро», 1902 (Государственная Третьяковская галерея, Москва)
Особое место в творчестве Аполлинария Васнецова занимает картина «Озеро» (1902), прозвучавшая своеобразной «лебединой песней» его пейзажа. В это время художник создавал декорации к опере Сергея Василенко «Град Китеж». Работа над образом невидимого града Китежа, скрывшегося при нашествии татар на дне озера Светлояр, несомненно, оказала влияние на художественный строй этой картины.
Безмолвны холодные светлые воды озера. Как древние стражи его тайны обступили его со всех сторон раскидистые замшелые деревья. Странные белые цветы выросли на краю этого озера. Одинокая женская фигура, собирающая их, торжественно застыла, склонившись за очередным цветком. Интимному, камерному, казалось бы, мотиву живописец придал значительность, своеобразно монументализируя лирическое переживание. Художник Нестеров назвал эту картину «величественным реквиемом». И в самом деле, кажется, что эта женщина не просто рвёт цветы, а собирает, двигаясь неслышными шагами, венок на чью-то могилу.

Лирическая пейзажная живопись была любимой, но не единственной гранью таланта А. Васнецова. Интерес к русской истории, к облику прошлого и быту возник у Аполлинария Васнецова ещё в 1890-е годы, а московская архитектура нашла своё отражение уже в картине 1894 года «Московский Кремль. Соборы», написанной из окна квартиры в Замоскворечье, где в это время жил художник.

Исторический пейзаж в творчестве

Аполлинарий Васнецов выбирает для себя не исторический жанр как таковой, а именно исторический пейзаж. Большую роль сыграло и то, что та Москва, которую видел и знал художник, – богатая старинными зданиями, церквями и монастырями, живыми хранителями истории, – действительно вдохновляла и очаровывала.
«Чем... дальше шло увлечение прошлым Москвы, тем более и более открывались несметные сокровища этого исторического города»,– писал А. Васнецов.
Достоверность и историческая ценность работ А. Васнецова была подтверждена научным сообществом. Не случайно сейчас мы можем видеть репродукции картин А. Васнецова в исторических книгах и учебниках истории. Его картины находятся в художественных музеях (Третьяковской галерее и Русском музее), в Государственном Историческом музее и Музее истории, реконструкции Москвы.
А. Васнецов «Старорусский город», 1899 (Областной музей изобразительных искусств, Архангельск)
Сам А. Васнецов много лет состоял членом Комиссии по сохранению древних памятников при Московском археологическом обществе («Старая Москва»). Историки, краеведы и археологи были его коллегами. С ними Аполлинарий Михайлович исследовал памятники, он также делал доклады и писал статьи («Древняя Москва», «Облик старой Москвы»).
Работы А. Васнецова очень разнообразны. По художественной форме их можно разделить на две группы – большие картины, написанные маслом, и графические произведения, написанные углём на бумаге и подцвеченные акварелью. Исторические пейзажи Аполлинарий создавал не только в живописи, но и в графике, используя часто карандаш, уголь, акварель, гуашь, пастель. В смешанной технике выполнены, например, «Кирилло-Белозерский монастырь» и «Старая Москва».
Главными героями большинства работ являются интересные исторические памятники центра Москвы («Всесвятский каменный мост» (1901), «Площадь Ивана Великого в Кремле» (1903) или целые районы («Улица в Китай-городе. XVII век» (1900).
Благодаря А. Васнецову мы можем узнать, как выглядели улицы города, общественные бани, какие были мосты – «живые», т.е. подвижные и каменные, как велась торговля.
Для сбора материалов художник проделывал огромную исследовательскую работу. «Приходилось рыться не только в древних хранилищах, но буквально рыться в земле, отыскивая останки древних зданий», – вспоминал он.

А. Васнецов «Медведчики (развлечение)», 1911
В 1900 г. художник даже рискнул подняться над Москвой на воздушном шаре, чтобы иметь возможность соотнести реальный план города со старинными планами. Основываясь на документах, изучая сохранившееся фрагменты, А. Васнецов смог реконструировать внешний вид многих известных исторических построек. Конечно, помимо точных данных он использовал свою творческую фантазию и особую интуицию.
Но ценность его работ не только в их исторической достоверности и наглядности. Они красивы и поэтичны. Художник позволяет нам любоваться красотой старой Москвы, а также видеть людей, которые жили в ней, чувствовать общую атмосферу и ритм их жизни, такой непохожий на наш. «Я не только пишу мою Москву, я её такой наглядно как бы осязаю»,– говорил сам А. Васнецов.
Люди, которые населяют Москву в его пейзажах, очень разнообразны, как это и было в действительности. Это и бояре, и служилые стрельцы, нищие, торговцы. Особенно примечательны скоморохи, которые появляются в некоторых картинах («Всесвятский каменный мост», «Медведчики»). Такие персонажи оживляют пейзажи, вносят свою интригу, какой-то дополнительный сюжет, а главное, помогают нам как бы проникнуть в саму картину, почувствовать её «живое» настроение.

А. Васнецов «Московский Кремль при Иване III», 1921
Изобразительные эквиваленты живописных сцен мы находим в акварелях «Москва при Иване Грозном. Красная площадь» (1902), «Старая Москва. На крестце в Китай-городе» (1902), «Царская площадка и Красное крыльцо Грановитой палаты в Кремле» (1904), «Площадь Ивана Великого в Кремле» (1903), «Старая Москва. Скоморохи» (1904), «Медведчики (развлечение)» (1911).
Столь же жанровый и динамический характер носят работы «Крытый Воскресенский мост в конце XVI века» (1921) и «Мясницкие ворота. Уличное движение в XVII веке» (1926).
Видимо, не случайно трижды – в 1902,1916 и 1922 годах – А. Васнецов обращался к теме «Книжные лавочки на Спасском мосту» как к доказательству интенсивной интеллектуальной жизни москвичей далёкого прошлого.

А. Васнецов «Книжные лавочки на Спасском мосту в XVII веке», 1916
Слегка переиначив мотив большого полотна 1901 года, А. Васнецов в 1922 году создал одну из лучших своих крупных акварелей «Расцвет Кремля. Всехсвятский мост и Кремль в конце XVII века». Живописная красота кремлёвской панорамы предстает здесь во всём своём великолепии.
Всего более 120 произведений, посвящённых Москве и другим древнерусским городам, создал за свою жизнь Аполлинарий Васнецов.

На закате жизни

Сейчас трудно представить себе состояние человека, жившего в эпоху революционных преобразований русского общества. Вышедший из народной крестьянской среды сын сельского священника, русский интеллигент, увлекавшийся народничеством, понимавший необходимость социальных перемен, веривший, как он сам признавался, что Россия переживает «великий исторический момент освобождения от старых ржавых цепей гражданского рабства», оказался перед лицом такого катаклизма, который перевернул и уничтожил прошлое – всё то, что было до 1917 года. Поначалу, когда в 1918 году А. Васнецова изгнали из Московского училища живописи, он ушёл в себя, в некую «внутреннюю оппозицию», о которой никто из окружающих и не догадывался.
Аполлинарий Васнецов был единственным художником, публично выразившим протест против сноса храма Христа Спасителя в Москве. Как можно было жить и что делать в этих условиях? Во всяком случае, художник не унизил себя приспособленчеством, угодничеством, лакейским отношением к новому режиму. Его народная основа, крестьянская закваска подсказали, что можно и нужно жить, оставаясь честным перед своей совестью. Тут сыграли свою роль и христианское смирение, и чувство долга, и желание работать. Это помогло Васнецову в последние годы жизни обрести «второе дыхание».
С 1918 году возглавлял Комиссию по изучению старой Москвы и проводил археологические исследования при земляных работах в центральной части города. Художник скромно и честно делал своё дело: изучал прошлое столицы, готовил доклады в Комиссии, создал цикл графических работ об её истории, вспоминал о детстве в серии акварелей «Моя родина», составлял автобиографию и писал этюды. Он пытался даже создавать большие монументальные пейзажи. В последние годы жизни художник любил писать старинные беседки, павильоны, затерявшиеся в уютных уголках парков Москвы. Относящийся к зрелому периоду творчества солнечный пейзаж «Найдёновский парк» привлекает внимание свободной, артистически совершенной манерой письма.
 

А. Васнецов «Шум старого парка», 1926
В 1926 году А. Васнецов пишет картину «Шум старого парка», ставшую живописным завещанием художника. Она по-своему завершает тематический мотив, звучавший уже в полотнах «Сумерки», «Элегия» и «Озеро».
 На берегу пруда в позе глубокого раздумья сидит седой старик. Надвигаются сумерки. Мы видим и слышим шум ветра. Он сгибает кроны деревьев и гонит рябь по чёрной воде. Что может привидеться старому человеку? Перед его глазами проходит череда воспоминаний о прошлом, о сбывшихся и не сбывшихся надеждах, о том, как всё было...
Картина автобиографична, она носит искренний, исповедальный характер. В ней звучит не только ностальгия о былом, но и завет, обращённый в будущее. В ней выражено греческое стоическое отношение к жизни и смерти. Жизнь прекрасна, если она прожита достойно, благородно, человечно, в единстве с природой, При этом прочитывается и грусть прощания с жизнью, и сожаление о её быстротечности, и гордость за чистоту и сохранение человеком его чести и достоинства. Античным спокойствием, благородством и чисто христианской безропотностью дышит эта работа старого мастера.

Аполлинарий Васнецов умер 23 января 1933 года и похоронен на Введенском кладбище в Москве рядом со старшим братом.

По материалам книги, имеющейся в фонде библиотеки:
Аполлинарий Васнецов [Текст]. – М. : Белый город, 2001. – 64 с.









Русская сказка живописи А. М. Васнецова


В Ставропольской краевой библиотеке для слепых и слабовидящих имени В. Маяковского 5 августа в преддверии дня рождения русского художника, мастера исторической и пейзажной живописи, искусствоведа Апполинария Михайловича Васнецова состоялся вечер-портрет «Русская сказка живописи А. М. Васнецова». Мероприятие было приурочено к 160-летию со дня рождения  художника, который был не только выдающимся живописцем своего времени, но и педагогом, исследователем старой Москвы, внёсшим неоценимый вклад в изучение истории и археологии российской столицы. Знакомство наших читателей с шедеврами русского изобразительного искусства  является важной составляющей социокультурной реабилитации людей с инвалидностью.
Смотрите видеозапись мероприятия: