понедельник, 15 августа 2016 г.

Сэр Вальтер Скотт или «волшебный вымысел»

Девятнадцатому веку в лице Вальтера Скотта представлено было навсегда утвердить истинное значение романа.
В.Г. Белинский

15 августа 1771 года родился всемирно известный британский писатель шотландского происхождения, основоположник исторического романа сэр Вальтер Скотт.


...Единственный раз по душам говорили Белинский с Лермонтовым, 4 часа продолжалась их беседа, и о чём же говорили они? Важнейшее место в их разговоре занимал Вальтер Скотт (1771-1832), его влияние на литературу.
А в «Герое нашего времени»? Помните: всю ночь напролёт – и это перед дуэлью! – Печорин читает... Кого же? Конечно, Вальтера Скотта, роман «Пуритане».
И Достоевский в своих повестях изобразил то же ночное, запойное чтение Вальтера Скотта. Он сам в молодости много читал его, а в зрелые годы старался привить ту же страсть своим детям.
Младший современник и друг Достоевского, поэт и критик Ап. Григорьев, заставший в детстве всеобщее увлечение «шотландским бардом» (так называли Скотта), оставил воспоминания о том, как расхватывались и зачитывались до дыр вальтерскоттовские романы, несмотря на то, что они были у нас «серо и грязно» изданы, «гнусно» переведены (с французского перевода) и «продавались недёшево».
Безусловной, никем не оспариваемой славой Вальтер Скотт пользовался и у себя на родине, и по всей Европе, и за океаном. Он был кумиром читающей публики, а среди писателей считался мерилом творческого величия. Белинский в своих статьях и письмах упомянул имя Вальтера Скотта не менее двухсот раз и, если он хотел указать на творческую задачу особой сложности, почти непосильную, то говорил, что с этой задачей не справился бы или справился лишь с величайшим трудом, «сам Вальтер Скотт».
Американская знаменитость Джеймс Фенимор Купер (которого Белинский с Лермонтовым во время того памятного и единственного в своём роде разговора поставили наравне с «шотландским бардом») обратился к сочинению историко-приключенческих романов под сильным впечатлением от книг Вальтера Скотта.
Бальзак называл «шотландского барда» не иначе, как гением, и стремился применить его повествовательный метод к современности.
Гёте говорил: «Вальтер Скотт – великий талант, не имеющий себе равных, и, право же, неудивительно, что он производит такое впечатление на читающий мир. Он даёт мне обильную пищу для размышлений, и в нём мне открывается совсем новое искусство, имеющее свои собственные законы».
«Не знаю чтения более увлекательного, чем произведения Вальтера Скотта», – писал Байрон (который не только не уступал, но в некоторых отношениях даже превосходил «шотландского барда» по степени популярности среди читателей). Тот же Байрон признавался: «Я все романы Вальтера Скотта читал не менее пятидесяти раз...».
При чтении Вальтера Скотта у современников возникало впечатление чуда. «Забылся, увлечённый волшебным вымыслом», – описывает Лермонтов читательские впечатления своего героя. «Так прекрасно описано, что ночь сидишь... читаешь», – передаёт впечатления своего персонажа Достоевский (в «Белых ночах»).

Вальтер Скотт родился в шотландской столице, городе Эдинбург, 15 августа 1771 г. Он был девятым ребёнком в семье, но, когда ему было полгода, в живых осталось только трое. В семье из 13 детей выжило шестеро. Его отцом был успешный зажиточный юрист, мать – дочь врача, профессора медицины.
В 1,5 года Вальтера Скотта поразил недуг, оставивший его на всю жизнь хромым. Биографы предполагают, что это был детский паралич. В надежде на целительный деревенский воздух ребёнка отправили к деду по отцу в Сэнди-Ноу, где у того была ферма.
Вальтер Скотт много читал, отчасти, как он сам говорил, потому, что ему из-за разных болезней нечем было заняться. Он рано узнал Шекспира и его старшего современника Эдмунда Спенсера, автора поэм, в которых, по словам Скотта, действовали «рыцари, дамы и драконы». Он читал античных авторов, увлекался романами и поэзией, особо выделял традиционные баллады и сказания Шотландии.  Окружающие удивлялись великолепной памяти и подвижному уму мальчика.
Детские годы Вальтера прошли на ферме деда и в доме дяди неподалёку от Келсо. В родной город он возвратился в 1778 г., а со следующего года он становится учащимся столичной школы.
В ноябре 1783 года Вальтер поступил в Эдинбургский городской колледж. Посещая эдинбургскую библиотеку («Меня швырнуло в этот великий океан чтения без кормчего и без компаса», – вспоминал Скотт), будущий писатель впервые увидел там Роберта Бёрнса, а чуть позже имел возможность слушать знаменитого поэта в доме своего друга Адама, сына философа Адама Фергюсона.
Во время учёбы в колледже Вальтер Скотт увлёкся альпинизмом, окреп физически, и приобрёл популярность среди сверстников как отличный рассказчик. В стенах этого учебного заведения Вальтер с компанией друзей создал «Поэтическое общество».
Вальтер Скотт охотно и усиленно изучал языки. Он знал латынь (без этого не юрист!), итальянский, французский, и потом вдруг, как рассказывает зять-биограф, они с приятелями из одной статьи, появившейся в эдинбургском журнале, узнали о новейшей немецкой литературе и философии. Статья показалась им откровением, и она в самом деле была знаменательна: в ней сообщалось о немецкой школе мысли, направленной к почве и корням, традиции и нации, что становилось популярным на Британских островах, в том числе и в Шотландии.
В 1792 г. после окончания Эдинбургского университета Вальтер Скотт получил адвокатский диплом. Познания писателя были чрезвычайно широкими, но большую часть интеллектуального багажа он приобрёл за счёт самообразования. «Кто хоть чего-то добился в жизни, – записал он однажды, – собственным образованием в первую голову обязан самому себе». Всё, что его интересовало, навсегда запечатлевалось в его феноменальной памяти. Ему не требовалось изучать специальную литературу перед тем, как сочинить роман или поэму. Колоссальный объём знаний позволял ему писать на любую избранную тему.
После университета Вальтер Скотт приобретает собственную практику и в то же время начинает увлекаться собиранием старинных песен и баллад Шотландии. На поприще литературы он впервые выступил, переведя в 1796 г. две поэмы немецкого поэта Бюргера, однако читающая публика на них не отреагировала. Тем не менее, Скотт не перестал заниматься литературой, и в его биографии всегда имело место сочетание двух амплуа – юриста и писателя.

В 1797 году Вальтер Скотт женился на Шарлотте Карпентер (Шарлотта Шарпантье) (1770-1826). 14 октября 1798 родился и умер, не прожив и двух суток, первый ребёнок Скотта (сын). Потом у них ещё будут дети – Софья (родилась в 1779), Вальтер (1801) и Анна (1803). В 1805 году появился Чарльз. Все четверо пережили своих родителей.
В жизни Вальтер Скотт был образцовым семьянином, человеком хорошим, чувствительным, тактичным, признательным; любил своё имение Эбботсфорд, которое перестроил, сделав из него небольшой замок; очень любил деревья, домашних животных, хорошее застолье в семейном кругу.
«…Всю свою жизнь Скотт был окружён собаками; хозяин и его псы прекрасно понимали друг друга, только что не разговаривали. В то время его любимцем был Кемп, помесь пегого английского терьера с английским же пятнистым бульдогом чистейших кровей. Когда Скотт лазил по скалам, – а тут всё зависело от силы мышц и цепкости пальцев, – Кемп часто помогал ему выбрать самый удобный путь: прыгал вниз, оглядывался на хозяина, возвращался, чтобы лизнуть того в руку или щёку, и снова прыгал вниз, приглашая следовать за собой.
К старости Кемп растянул связки и уже не мог угнаться за Скоттом. Однако, когда Скотт возвращался домой, первый, кто его замечал издали, сообщал об этом Кемпу. Услыхав, что хозяин спускается с холма, пёс бежал на зады усадьбы; если же Скотт приближался со стороны брода, то Кемп спускался к реке; не было случая, чтобы он ошибся.
…После смерти Кемпа его любимцем стал Майда, помесь борзой и мастифа, с косматой, как у льва, гривой, шести футов от кончика носа до копчика хвоста и такой огромный, что когда он сидел за обедом рядом со Скоттом, то мордой доставал до верха хозяйского кресла. Могучий пёс мог одолеть волка или свалить матёрого оленя, однако кот Хинце не давал ему воли. Как-то Скотт вышел на его жалобный вой и обнаружил, что собака «боится пройти мимо киса, который расположился на ступеньках».
Генри Реберн. Портрет сэра Вальтера Скотта (1808)
Внешность Майды привлекала бесчисленных художников, рвавшихся писать со Скотта портреты, так что пёс фигурировал на нескольких таких полотнах, а в ряде случаев выступал моделью сам по себе. «Мне приходилось лично присутствовать на сеансах, – рассказывал Скотт об одном из этих случаев, – ибо натурщик, хотя и получал время от времени по холодной говяжьей косточке, обнаруживал признаки растущего беспокойства».
В отсутствие хозяина Майда быстро приходил в ярость, и на свет появлялся намордник. В конце концов, пёс решительно отказался позировать, и один только вид кистей и палитры заставлял его подниматься и уныло удаляться из комнаты. Но он не мог помешать хозяину «списать» с себя двух придуманных псов – Росваля в «Талисмане» и Бивиса из «Вудстока».

В конце 1799 г. Вальтер Скотт стал главным судьёй в графстве Селкиршир и на этой должности оставался до самой смерти. В этом же году публикует перевод драмы Гёте «Гёц фон Берлихинген», а вскоре и своё первое оригинальное произведение – романтическую балладу «Иванов вечер» (1800), известную у нас в переводе Жуковского как «Замок Смальгольм».
Вальтер Скотт продолжает собирать баллады. «Брожу по диким уголкам Лиддесдейла и Этрикскому лесу в поисках дополнительных материалов для «Пограничных песен», – писал он уже в апреле 1801 года.
Опубликованные в 1802-1803 гг. три тома «Поэзии Шотландской границы» сделали его известным человеком. На протяжении последующих 10 лет они неоднократно переиздаются.
Вышедшая в 1805 г. поэма под названием «Песнь последнего менестреля» была очень популярной не только в Шотландии, но и в Англии, в годах и весях её перечитывали, читали наизусть отрывки.
Ряд других поэм, а также опубликованный в 1806 г. сборник лирических стихов и баллад позволили Скотту примкнуть к славной когорте британских романтиков. С некоторыми из них, в частности, с Байроном, Вордсвортом, Кольриджем, Скотт был знаком лично и находился в дружеских отношениях. Он стал модным, но подобная репутация была для него, скорее, тягостной. Однако благодаря «моде на Скотта» у читателей возник интерес к шотландской истории и фольклору, и особенно это стало заметно, когда писатель начал публиковать романы.
Из 26 произведений этого жанра лишь один, «Сент-Ронанские воды», освещал современные ему события, остальные же описывают, главным образом, прошлое Шотландии.
Первый роман, под названием «Уэверли», был напечатан в 1814 г. тиражом всего 1000 экземпляров, причём автор предпочёл скрыть своё имя, что делал на протяжении больше чем 10 лет, за что общественность прозвала его Великим Инкогнито.
В 1820 г. Георг IV наградил Вальтера Скотта титулом баронета. На протяжении 20-30-х гг. он не только писал романы («Айвенго», «Квентин Дорвард», «Роберт, граф Парижский»), но и предпринял ряд исследований исторического характера (опубликованные в 1829-1830 гг. два тома «Истории Шотландии», девятитомник «Жизнь Наполеона» (1831-1832)).
Роман «Айвенго» (1819) принёс Скотту поистине сенсационный успех – первые 10 000 экземпляров были распроданы за две недели. Это были невероятные продажи для начала XIX века!

В России Вальтер Скотт был хорошо известен уже с 20-х годов XIX в. Создав исторический роман, писатель установил законы нового жанра и блестяще воплотил их на практике. Творчество Скотта-романиста оказало огромное влияние на историческую прозу русских писателей, в том числе Пушкина, Гоголя и др. Этот жанр стал одним из наиболее популярных в эпоху романтизма.
Пушкин писал жене из Болдина: «Читаю Вальтер Скотта и Библию». Влияние Библии на Пушкина неоспоримо. Но также неоспоримо влияние на него «шотландского чародея», как сам Пушкин называл Скотта. Ведь «Капитанская дочка» написана не просто в историческом жанре, но в приключенческом ключе. А ведь это Скотт первым стал воспринимать историю «домашним образом» (тоже выражение Пушкина в заметке о Скотте), без лишней «важности» и торжественности. Погружаясь в романы Скотта, мы не чувствуем, чтобы нас «грузили» Историей. Мы переживаем её как интересные приключения с интересными живыми людьми.
Романы Скотта пользовались огромной популярностью в России среди читающей публики, и поэтому сравнительно быстро переводились на русский язык. Так, роман «Карл Смелый, или Анна Гейерштейнская, дева Мрака», опубликованный впервые в Великобритании в 1829 году, уже в 1830 году вышел в Петербурге, в Типографии Штаба отдельного корпуса внутренней стражи.
Далёкое и давнее Вальтер Скотт делал близким, неведомое – известным и понятным. Читать Вальтера Скотта означало совершать путешествие, как мы теперь говорим, во времени и пространстве – в прошлое и в далёкие края, прежде всего в старую Шотландию, край родной для «шотландского барда».


Литературное творчество принесло Вальтеру Скотту немалые деньги. Однако из-за издателя и типографа он разорился; будучи вынужден оплачивать крупные долги, работал на пределе интеллектуальных и физических возможностей. Романы, последних лет жизни писались больным и невероятно уставшим человеком, что отразилось на их художественных достоинствах. Однако лучшие произведения этого жанра стали классикой мировой литературы и определили вектор дальнейшего развития европейского романа XIX в., заметным образом повлияв на творчество таких крупных писателей, как Бальзак, Гюго, Стендаль и др.
Вследствие первого апоплексического удара, случившегося в 1830 г., у Вальтера Скотта оказалась парализованной правая рука, после чего последовало ещё два удара. 21 сентября 1832 г. он скончался от инфаркта в шотландском Эбботсфорде; местом захоронения стал Драйбург.

Сегодня в Эдинбурге на Принсес-стрит как свидетельство огромной любви и признательности соотечественников стоит шестидесятиметровый монумент, посвящённый писателю. Он устремляется ввысь подобно готическому собору. Внутри, сквозь арки, видна беломраморная статуя писателя: он изображён сидящим в кресле с книгой на коленях. У его ног лежит собака, Это верный Майда, который никогда больше не расстанется со своим хозяином. В нишах каждого этажа помещены статуи, изображающие героев произведений писателя.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

·                   «Волшебный вымысел» Вальтера Скотта по подсчётам одного терпеливого исследователя – это огромный мир, населённый 2836 персонажами, включая 37 лошадей и 33 собаки с кличками.

·                   Термин «фрилансер» (букв. «вольный копейщик») впервые был употреблён именно Вальтером Скоттом в романе «Айвенго» для описания «средневекового наёмного воина».

·               Известного писателя-исторического романиста Ивана Лажечникова (1790-1869) называли «русским Вальтер Скоттом».

·                 В 1826 году журнал «Благонамеренный» поместил следующий анекдот А.Е. Измайлова: «При одной престарелой любительнице словесности говорили о романах Вальтера Скотта и очень часто упоминали его имя. «Помилуйте, батюшки, – сказала она, – Вольтéр, конечно, большой вольнодумец, а скотом, право, нельзя назвать его». Эта почтенная старушка была большая охотница до книг, особливо до романов».

Знаменитые цитаты Вальтера Скоттa:

• Беда тех, кто пишет быстро, состоит в том, что они не могут писать кратко.

• В жизни нет ничего лучше собственного опыта.

• Время и прилив никогда не ждут.

• Длинные языки... сеют вражду между соседями и между народами.

• Дурные последствия преступлений живут дольше, чем сами преступления.

• Если люди не научатся помогать друг другу, то род человеческий исчезнет с лица земли.

• Меньше скажешь слов, скорее справишь дело.

• Мы никогда не сумеем чувствовать и уважать наше действительное призвание и назначение, если не научимся считать миражом всё в сравнении с воспитанием сердца.

• Не держи уха у скважины, а то как раз услышишь о себе недобрую молву.

• Просто удивительно, какая целеустремленность, отвага и сила воли пробуждаются от уверенности в том, что мы исполняем свой долг.

• Проступок, хоть и может вызвать временное благополучие, никогда не приносит подлинного счастья.


• Только злые люди зла боятся.



В книжном фонде нашей библиотеки для читателей имеются следующие произведения Вальтера Скотта:

Книги рельефно-точечного шрифта
Скотт, В. Пират [Шрифт Брайля] : роман / В. Скотт. – М. : «Репро», 2001. – 10 кн. – С изд.: М.: Скифы, 1992.

«Говорящие» книги на кассетах
Скотт, В. Айвенго [Звукозапись] : роман / В. Скотт. – М. : Логосвос, 1992. – 7 мфк., (24 час.14 мин.) : 2,38 см/с, 4 доp. – С изд.: М.: Худож. литература.,1985.
Скотт, В. Гай Мэннеринг, или Астролог [Звукозапись] / В. Скотт. – М. : Логосвос, 1994. – 6 мфк., (23 час.3 мин.) : 2,38 см/с, 4 доp. – С изд.: Л.: Худож. литература ,1971.
Скотт, В. Квентин Дорвард [Звукозапись] / В. Скотт. – М. : Логосвос, 1994. – 6 мфк., (21 час.10 мин.) : 2,38 см/с, 4 доp. – С изд.: М.: Правда, 1979.
Скотт, В. Пират [Звукозапись] : роман / В. Скотт. – М. : Логосвос, 1994. – 6 мфк., (24 час.) : 2,38 см/с, 4 доp. – С изд.: М.: Правда, 1990.

Аудиокниги на CD
Скотт, В. Айвенго [Электронный ресурс] : рыцарская сага / В. Скотт. – М. : Паблишинг, 2007. – 2 эл. опт. диск (CD-ROM), (20 час.30 мин.).
Скотт, В. Легенда о Монтрозе [Электронный ресурс] / В. Скотт ; читает В. Максимов. – М. : МедиаЛаб, 2012. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM), (10 час.55 мин.).
Скотт, В. Пертская красавица, или Валентинов день [Электронный ресурс] / В. Скотт ; читает В. Максимов. – М. : МедиаЛаб, 2012. – 2 эл. опт. диск (CD-ROM), (23 час.36 мин.). – (Английская классическая литература).
Скотт, В. Пуритане [Электронный ресурс] / В. Скотт ; читает В. Рыбальченко. – М. : МедиаЛаб, 2012. – 2 эл. опт. диск (CD-ROM), (29 час.51 мин.). – (Английская классическая литература).
Скотт, В. Роб Рой [Электронный ресурс] : роман / В. Скотт ; читает В. Рыбальченко. – М. : МедиаЛаб, 2012. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM), (19 час.18 мин.). – (Английская классическая литература).

Аудиокниги на флеш-картах
Прессфилд, С. Последняя из амазонок [Электронный ресурс] : роман / С. Прессфилд ; читает И. Ерисанова. Пираты Мексиканского залива : роман / Паласио В. Рива ; читает В. Шебеко. Гай Мэннеринг, или Астролог : роман / В. Скотт ; читает Е. Терновский. Пират : роман / В. Скотт ; читает Ю. Заборовский. – М. : Логосвос, 2013. – 1 фк., (78 час.52 мин.).
Скотт, В. Айвенго [Электронный ресурс] ; Квентин Дорвард ; Пертская красавица, или Валентинов день : романы / В. Скотт; читают М. Иванова, Ю. Заборовский, В. Максимов ; В. Скотт. – Ставрополь : Ставроп. краев. б-ка для слепых и слабовидящих им. В. Маяковского, 2012. – 1 фк., (68 час.22 мин.).
Скотт, В. Ричард Львиное Сердце [Электронный ресурс] : исторический роман / В. Скотт ; читает В. Максимов. – М. : Равновесие, 2013. – 2 эл. опт. диск (CD-ROM), (15 час.27 мин.) : . - (XIX век. Зарубежная проза).
Скотт, В. Роб Рой [Электронный ресурс] ; Талисман, или Ричард Львиное сердце в Палестине ; Легенда о Монтрозе ; Пуритане / В. Скотт; читают В. Рыбальченко, А.Хорлин, А.Колпаков, Е.Будникова, В. Максимов. – Ставрополь : Ставроп. краев. б-ка для слепых и слабовидящих им. В. Маяковского, 2012. – 1 фк., (61 час.8 мин.).

Плоскопечатные издания
Скотт, В. Айвенго [Текст] : роман / В. Скотт. – М. : Детство. Отрочество. Юность, 2005. – 238 с.
Скотт, В. Айвенго [Текст] : роман / В. Скотт. – М. : Худож.  литература, 1985. – 430 с.
Скотт, В. Граф Роберт; Парижский талисман [Текст] : романы / В. Скотт. – Л. : Лениздат, 1989. – 731 с.
Скотт, В. Квентин Дорвард [Текст] : роман / В. Скотт. – Л. : Лениздат, 1993. – 461 с.
Скотт, В. Квентин Дорвард; Роб Рой [Текст] : романы / В. Скотт. - М. : Аст, 2003. – 907 с. – (Золотой фонд мировой классики).
Скотт, В. Ричард Львиное Сердце [Текст] : роман / В. Скотт. – М. : Республика, 1992. – 351 с.

Скотт, В. Собрание сочинений: в 8 т. [Текст] / В. Скотт. – М. : Правда, 1990.